Среда, 20.11.2019, 04:04
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север — люди и годы

Блог

Главная » 2019 » Ноябрь » 10 » Две трагедии одной семьи
11:46
Две трагедии одной семьи


Поскольку я с середины 1990-х годов сотрудничал с «Правдой Севера», то несколько раз в месяц заходил в редакцию газеты, чтобы отдать рукопись очередной статьи или вычитать текст на предварительном оттиске страницы (а если надо, то и внести в него правки). И во время этих посещений, конечно, не раз видел проходившего по редакционным коридорам Зиновия Ароновича Шадхана — на тот период старейшего сотрудника газеты.

Шадхан З.А. (18.1.1919 – 6.9.1999)

Видел — и всё — лично с ним я знаком не был. И поэтому даже не предполагал, что когда-нибудь появится повод писать о нём, вернее, сообщить о трагическом эпизоде из жизни его семьи. А появился этот повод благодаря той же газете, точнее, подшивке «Правды Севера» за 1936 год.

Сначала я обратил внимание на небольшой некролог, в котором сотрудники Соломбальского единого диспансера выражали соболезнования своей коллеге — врачу Е.С. Суравич — в связи с гибелью её дочери Аси:

И хотя упомянутая фамилия была мне совершенно незнакома, я тем не менее на всякий случай в своих записях сделал соответствующую пометку. И, как оказалось, не зря — уже через номер в газете от имени семьи Суравич-Шадхан были опубликованы слова благодарности «всем разделившим с нами наше невыразимое горе по случаю трагически погибшей нашей единственной дочери и сестрички Асеньки Шадхан»:

Эти две печальные публикации позволили предположить, что погибшая девочка была сестрой Зиновия Ароновича, которому в 1936 году исполнилось 17 лет. А результаты дальнейших поисков дали возможность узнать имена и отчества их родителей. Отец — Арон Савельевич Шадхан — строитель, прораб, при непосредственном его участии в Архангельске были возведены Дом Советов, здание медицинского института и школы (о которых я позавчера сообщал). Мать - Елизавета Соломоновна Суравич — выпускница Харьковского мединститута, всю жизнь проработавшая в медицинских учреждениях Соломбалы и вплоть до пенсии возглавляла одно из них - Соломбальсий родильный дом.

Теперь оставалось найти ответ на вопрос, что же произошло с девочкой? И это удалось сделать, так как 17 декабря в газете была напечатана статья под названием «Автобандит". В ней, в частности, говорилось:

Вечером 26 ноября машина Архангельской телефонной станции, управляемая шофером П.С. Лисиным, с полного хода врезалась в толпу у остановки трамвая напротив Дома Советов. Была убита 13-летняя Ася Шадхан и ранены ее мать Е. Суравич и гражданка М. Толстикова. 13 декабря дело шофера Лисина слушалось в краевом суде. Перед судом выявилась картина гнусного преступления.

26 ноября в 5-м часу вечера шофер Лисин с монтерами телефонной станции поехал в общежитие работников связи в Кузнечиху. Там они зашли в пивную. Выпивали около двух часов. Затем в 8 часов вечера Лисин вышел на улицу, сел в кабину и позвал к себе милиционера Шишакова, который до этого несколько часов сидел в пивной.

Проспект П.Виноградова в районе Дома Советов. Фотоснимок второй половиы 1930 годов

Не включая света, без сигналов, Лисин пустил машину на полный ход. Она шла зигзагами. У Дома Советов только что остановился трамвай. На остановке было около тридцати человек. С бешеной быстротой, без света и сигналов, в эту толпу врезалась машина. Ася Шадхан от удара без признаков жизни упала на мостовую. Под колеса автомашины попала ее мать Е. Суравич и гражданка Толстикова.

Не останавливаясь, машина умчалась от погони милиционеров. Работниками угрозыска она обнаружена в гараже, а ее водитель, как ни в чем не бывало, отправился на квартиру. На суде бандит Лисин пытался показать себя человеком безвинным, смутно представляющим обстоятельства. Он, мол, даже не заметил ни сигналов милиционера у Дома Советов, ни публики. Что поделать — человек рассеянный...

Лисин хотел обмануть суд, заявляя, что он ехал под угрозой оружия Шишакова. Он говорил, что в коридоре пивной Шишаков наставил на него наган и приказал ехать в погоню за каким-то таинственным преступником. Когда, — говорил Лисин, — они поехали, Шишаков, сидя рядом с ним в кабине, не сводил с него оружия.

На следствии в показаниях свидетелей установлено, что это — выдумка Лисина и что он сам пригласил Шишакова «прокатиться». С недозволенной скоростью, нарушая самые элементарные правила уличного движения, подвергая опасности десятки людей, они неслись по главной улице города. Милиционер Шишаков прекрасно знал правила движения, но не предотвратил поступки бандита.

Лисин, несмотря на очевидность своего гнусного преступления, не прочь был представить его, как простое «недоразуменьице». Вранье и выдумку он хотел выдать за искренность. Он уже имеет в этом опыт и неплохо знает судебные статьи. Несмотря на свою молодость, Лисин два раза был под судом за хулиганство...

Нельзя не отметить также попустительства некоторых работников милиции. Милиционер Виноградов, стоявший на посту около пивной в течение двух часов никак «не мог» заметить, что на улице стояла машина. По правилам уличного движения автомашинам, кроме тех, что привезли груз, стоять у пивной нельзя. Виноградов заметил ее только, когда Лисин, вдоволь напившись, стал уезжать. Но и здесь не запретил пьяному милиционеру Шишакову садиться в кабину.

Краевой суд под председательством тов. Елфимова приговорил шофера-бандита Лисина П.С. к высшей мере наказания — расстрелу, а милиционера Шишакова — к 5 годам отбывания в лагерях НКВД.

Таким образом, виновный в гибели Аси Шадхан был наказан. Наказан в соответствии с тяжестью преступления и по статье, предусматривавшей в то время высшую меру. Как говорится, Dura lex sed lex — Закон суров, но это закон.

Возвращаясь к родословной Зиновия Ароновича Шадхана, замечу, что в некоторых источниках указано, что он родился в 1919 году Харькове. Однако другие источники утверждают, что его дед Савелий (Шавель) Шадхан умер в том же 1919 году Иркутске, откуда один из его сыновей — Арон — уехал в Архангельск. А оказался Савелий Шадхан, уроженец белорусского Полоцка, в Сибири по следующим обстоятельствам:

«Судя по семейным преданиям, в конце 19 века Шавель Шадхан и его жена Берта вынуждены были бежать (или были насильно сосланы) в Сибирь, в город Иркутск. Шавель был строительным подрядчиком. В семье было 8 детей. Одного из них, опять же судя по семейным преданиям, погромщики вырвали из рук Берты Шадхан и убили буквально на глазах у родителей. Дети Шавеля и Берты выросли в Сибири, там получили образование и разъехались по всей России». (www.jewage.org/wiki/ru/ и mishpoha.org)

Следовательно, случай с 13-летней Асей был не первой трагедией в жизни семьи Шадхан...

______________________________________________________ ______________________________________________________

Предыдущий пост - Новостройки 1936 года

Следующий пост - Pauline Koner и «Ударник»

Просмотров: 34 | Добавил: Bannostrov | Теги: Евреи и Север, История Архнгельска, Фотолетопись Архангельска | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: