Пятница, 23.06.2017, 13:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Февраль 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Блог

Главная » 2015 » Февраль » 9 » Очевидное противоречие
17:26
Очевидное противоречие

Сегодня на сайте газеты "Известия" появилась следующая информация:

Правительство может ввести в регионах максимальные цены на продукты, подорожавшие за месяц более чем на 30%. Как сообщила «Известиям» помощник министра экономического развития Елена Лашкина, сейчас в министерстве рассматривается возможность установления максимальной цены на сахар, капусту белокочанную и яйца. По словам Лашкиной, в декабре в ведомстве уже рассматривался вопрос о введении максимальной цены на гречку. . Тогда ограничения не были введены из-за угрозы дефицита данного продукта. По оценкам экспертов, подходящий лимит стоимости сахара — 55–60 рублей за 1 кг в среднем по стране, на капусту — 33–36 рублей за 1 кг, на яйца — 62–68 рублей за десяток.

— Относительно роста цен на товарные группы социально значимых товаров — сахар, капуста белокочанная, яйца куриные — в настоящее время Минэкономразвития осуществляет сбор и анализ необходимой информации для принятия решения, — заявила Лашкина.

Она уточнила, что «в соответствии с действующим законодательством, в том числе международными договорами, правительство РФ может устанавливать исключительно предельные розничные цены»...

Однако сегодня же, только позднее, и опять же с ссылкой на Елену Лашкину было опубликовано иного содержания сообщение:

«Министерство не рассматривает возможность установки максимальной цены на эти товары», – сказала она, добавив, что министерство собирает и анализирует информацию о росте цен на социально значимые продукты питания, которые сильнее всего подорожали в последнее время...

В этой связи замечу, что у нас, в Архангельске, практика жесткого регулирования розничных цен на продукты первой необходимости началась в августе 1914 года в первые дни мировой войны. Причина понятна - резкий рост цен. Причём предельный размер цен устанавливало первое лицо губернии - губернатор. Список товаров, на которые он устанавливал цены, можно узнать из приведенного ниже постановления, взятого из газеты "Архангельск":

Как говорится в постановлении, "виновные в нарушении сей таксы подвергаются в административном порядке заключению в тюрьме или крепости на три месяца, или аресту на тот же срок, или же денежному штрафу до 3 тысяч рублей. За отказ продажи по установленным ценам без полного прекращения самой торговли виновные подвергаются тому же наказанию. Настоящая такса вступает в действие с 6 августа".

Сказать, что эти меры наказания не применялись, нельзя, но наказывались только мелкие торговцы. А известные архангельские купцы, понятно, оставались неприкасаемыми. Этот факт, конечно вызывал как недовольство наказанных, так и игнорирование постановления, именно об этом и рассказывалось в заметке, опубликованной в той же газете:

В субботу, 9 августа, на рыбном рынке и судах происходили такие сцены. Жители окрестных деревень, прибывшие в город на пароходах, обращались к местным торговцам с просьбой отпустить им крупной и ровной трески. В лавках крестьяне везде получили один и тот же ответ: "Трески в продаже, не имеем-с!"

После этого покупатели отправлялись за рыбой на суда - к судовладельцам, именующим себя "поморами" и здесь испытывали уже настоящие издевательства.

Вот что рассказывают некоторые покупатели.

Пришли мы на судно "Сириус" кр. Крюкова, где просили отпустить пуд ровной трески. Хозяин судна ни с того ни с чего обращается к нам с вопросом: из скольких человек состоит ваша семья?" "А для чего вам надо об этом знать?" - спрашиваем мы. "Знать необходимо, иначе не будет отпуска!" Говорили тогда, что вся семья у нас из 6 человек. "В таком случае - говорит г.Крюков, - извольте получить 6 фунтов-с!" "Но мы ведь просили вас отпустить пуд!" - "Не могу-с, убыток! отвечает нам хозяин, - а не желаете, можете идти на другое судно, может быть, там и отпустят".

Перешли. Здесь нам сказали, что теперь отпуска рыбы нет, команда обедает.

Торопясь на пароход, перешли на третье судно. на этом судне заявили, что хозяина нет, а без него отпустить не могут.

Перешли на четвертое. Здесь сказали, что на судне люки еще не открыты, пока отпуска нет..

Ждать некогда, перешли на пятое судно. Здесь сказали, что отпуска рыбы не будет до тех пор, пока не получится ответ на прошение, поданное г. губернатору о повышении таксы..

Рассуждать некогда, быстро перешли на шестое. Тут, наконец, посчастливилось и хозяин отпустил нам трески, но, впрочем, только тогда, когда мы, выйдя из терпения, пригрозили ему, что пригласим полицию для составления приговора. Это судно принадлежало г. Субботину. Другие покупатели менее решительные, не вынося издевательств судовщиков, отказавших в отпуске под разными предлогами трески, отправились домой без рыбы.

Нужно ли ко всему этому приводить какие-либо комментарии?!

Следует сказать и том, что, несмотря на постановления губернатора, цены продолжали расти. Причём так быстро, что размеры предельных цен приходилось часто пересматривать новыми постановлениями. Но и это не помогало. Да и не могло помочь, так неразрешимое противоречие было очевидным - ибо государственное регулирование и частная торговля - вещи в принципе несовместимые. Как итог - продукты стали исчезать с прилавков, и власти были вынуждены ввести карточки на продовольственные и промышленные товары. Которые далеко не всегда отоваривались. Например, моя бабушка, жившая в то время в Соломбале, впоследствии рассказывала, как зимой 1916-1917 года стояла с соседками по ночам у дверей магазина, чтобы утром, если удастся, отоварить рыбные карточки. Отовариться всё же удалось, но через пару дней и не приличного качества рыбой, а залежалой в купеческих подвалах, гнилой и, как тогда говорили, ржавой селёдкой.

По-своему дополнить её воспоминания вполне может анонимная записка, полученная в мае 1916 года архангельским губернатором:

. "Ваше превосходительство губернатор Бибиков. Вы как отец города Архангельска должны заботица об своих детях. Вы совсем не так как надо. У вас в Архангельске хлеба чернова третью неделю не могу найти. Сахару тоже. Приходица с песком речным чай пить. Мясо рубль фунт. Рыбы тоже. Прямо хоть с голоду умирай, а работать нужно, само сильно. Так долго будет продолжаца? Тогда все на свете будем громить. От всего Архангельска оставим одно черное место да серый пепел, а заводы под небеса поднимем. Тогда не зевайте привести порядок в Архангельске. С почтением к вам аратор чернорабочей публики".

Реагируя на это послание, Бибиков, во-первых, дал приказание найти и наказать "аратора", а, во-вторых, поинтересовался у местных купцов о наличии запасов продуктов. Те отрапортовали, что продуктов имеется в достаточом количестве. Однако на прилавках, несмотря на очередное грозное губернаторское постановление, они не появились. А куда, кому, каким образом и по каким ценам они были проданы, полагаю, догадаться можно. Ибо именно так "разрешалось" очевидное противоречие между частной торговлей и государственным регулированием.

Просмотров: 366 | Добавил: Bannostrov | Теги: Фотолетопись Архангельска, Фотолетопись Соломбалы, Фотолетопись Севера, История Соломбалы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: