Пятница, 03.07.2020, 22:01
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Март 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север — люди и годы

Блог

Главная » 2020 » Март » 24 » Забытая катастрофа
14:05
Забытая катастрофа


Полагаю, многие знают, что в 1929 году Архангельск стал административным центром обширного Северного края, в состав которого вошли Коми область и ликвидированные Вологодская и Северо-Двинская губернии. Поэтому многие учреждения и организации, ранее располагавшиеся в бывших губернских центрах, были переведены в Архангельск. Однако в Вологде было решено оставить управление отделения Северной железной дороги. Однако удалённость от Архангельска не мешала краевой газете «Правда Севера» освещать работу Вологодского отделения, рассказывать об его успехах и недостатках. И тем более она не могла не сообщить о чрезвычайном происшествии, которое случилось 30 июня 1930 года на станции Ефимовская.

Следует сказать, что данная станция находилась за пределами Северного края — в Ленинградской области, но подчинялась упомянутому отделению. Поэтому разбирательство случившегося состоялось в Вологде, куда и был откомандирован сотрудник краевой газеты, в связи с чем 27 июля в «Правде Севера» была напечатана следующая его корреспонденция:

ВОЛОГДА, 26. (Наш. корр.) Сегодня в доме Революции при большом скоплении рабочих Вологодского железнодорожного узла начался громкий судебный процесс над виновнивками крушения пассажирского поезда № 83, происшедшего на станции Ефимовская Северной железной дороги 30 июня.

На процесс прибыли представители областной ленинградской и окружной череповецкой прокуратуры и корреспонденты центральных газет. На скамье подсудимых 21 человек.

На утреннем заседании было оглашено обвинительное заключение, сущность которого кратко сводится к следующему:

В пять часов утра 30 июня, по распоряжению дежурного по станции Ефимовская — Корнелюка, паровоз товарного поезда № 992, стоявший на четвертом пути, перебрасывался на первый путь для набора воды. В этот момент во время переброски паровоза через выходные стрелки, при открытом семафоре к станции приближался пассажирский поезд № 83. Когда поезд был уже близко, стрелочница Валова получила распоряжение дежурного Корнелюка перевести стрелку на второй главный путь для приема поезда № 83. Но стрелочница помимо своей неопытности была еще в нетрезвом состоянии, и она, растерявшись, перевела на четвертый занятый путь, в силу чего шедший с превышенной скоростью поезд № 83 врезался в стоявший состав поезда № 992. В результате поезд № 83 сошел с рельс, разбив шесть вагонов в своем составе и четыре вагона в товарном поезде, причем один из них, груженый спичками, воспламенился.

Катастрофа повлекла за собой жертвы: 28 пассажиров убито, 24 тяжело и 30 легко ранено.

В день крушения станция была оставлена без руководства — начальник станции Заозеров самовольно уехал в Вологду, оставив за себя помощника Моденкова, не проинструктировав его. А Моденков, оставшись за начальника, не считал своей обязанностью наблюдать за движением поездов, полагая, что это обязанность дежурного. Так, полагаясь один на другого, а вместе наплевательски относясь к серьезнейшей службе, работал и весь персонал станции Ефимовская, создав обстановку полного падения трудовой дисциплины.

На вечернем заседании начался допрос обвиняемых, в числе которых находятся: начальник станции Ефимовская — Заозеров, начальник станции Бескудиново, бывший начальник Ефимовской, разложивший в свое время здесь дисциплину — Максимов, начальник пятого отделения Тараканович, машинист поезда № 83 — Милюков, главный кондуктор вологодского резерва — Егоров, замначальника Ефимовской — Моденков, машинист Бабаевского депо — Русаков, начальник станции Тихвин — Смирнов.

В следующей корреспонденции из Вологды, опубликованной 29 июля, в частности, сообщалось:

На ответственный пост стрелочника начальник станции Заозеров принял некую Валову, абсолютно незнакомую с обязанностями службы, и без всякого испытания, без инструктирования сразу же допустил ее к дежурству. Между тем, по собственному признанию, Валова долгое время не знала, когда надо переводить стрелку.

Зам. начальника Моденков ни работой стрелочника, ни работой станции вообще не интересовался, безразлично относясь к своим обязанностям. Вся работа шла просто в силу повседневной слепой привычки, без всяких правил.

Так, например, машинист Милюков с пассажирского поезда № 83 был снят с работы на пассажирских поездах, как несоответствующий своему назначению. Этот приказ начальника тяги был оставлен без внимания. Милюков продолжал ездить на пассажирских паровозах. Между тем, Милюков, управляя паровозом, не соблюдал даже азбучных истин, законных для каждого машиниста. Он неизменно подъезжал к станции, где всегда следует быть на стороже, с повышенной скоростью.

Преступно невнимательной оказалась и поездная бригада поезда № 83. Несмотря на предупрительные сигналы, подававшиеся бригадой товарного поезда, стоявшего на Ефимовской, бригада поезда № 83 оставалась глухой ко всему, находясь внутри вагона.

Понятно, что суд не мог не обратить особого внимания на следующий, на первый взгляд, странный факт: все погибшие и тяжело раненые оказались пассажирами купейного вагона, который был четвёртым по счёту от паровоза. А пассажиры трёх вагонов, находившихся впереди, пострадали незначительно. Выяснилось, что при формировании поезда № 83 «Челябинск—Ленинград» на станции отправления «вопреки существующим правилам» в состав был включен дореволюционный купейный вагон, который в отличие от других, советского периода постройки вагонов имел деревянную несущую раму и нуждался в капитальном ремонте, так как имел «совершенно разбитые, иструхлевшие стенки». Поэтому в момент крушения он мгновенно превратился в труху и был буквально раздавлен следующим вагоном...

4 августа 1930 ода выездная сессия Северного краевого суда приговорила: начальника станции Заозерова — к пяти годам лишения свободы, его помощника Корнелюка — к шести, машиниста Милюкова — к трём. После отбытия наказания им было запрещено работать на транспорте в течение трёх лет. Остальные подсудимые, в том числе стрелочница Валова, были приговорены «на разные сроки принудработ и к общественному порицанию».

При этом суд не забыл о тех, чьи преступные действия, а именно — включение в состав поезда № 83 дореволюционного, заведомо аварийного вагона — привели к человеческим жертвам: в Челябинск было отравлено постановление о привлечении их к уголовной ответственности.

______________________________________________________ ______________________________________________________

Предыдущий пост - Минус пол-Архангельска 1930-го...

Следующий пост - Спасибо Вам, Инна Владимировна...

Просмотров: 109 | Добавил: Bannostrov | Теги: Происшестия, История края, катастрофы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: