Воскресенье, 28.05.2017, 09:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Беспокойный отпуск



 
 

Полагаю, не секрет, что все сколько-нибудь значительные решения по развитию регионов ныне принимаются в Москве. Поэтому поездки в столицу глав администраций краев и областей, наличие в Белокаменной региональных представительств являются вынужденной необходимостью. При этом эффективность поездок и результативность работы представительств в основом зависят от степени "вхожести" в высокие московские кабинеты, наличия неформальных контактов и знакомств с их обитателями. Таковы реалии нашего времени, примерно также было и советский период истории страны.

Подтверждением сказанному может служить процитированное ниже письмо председателя Северного крайисполкома Григория Кононовича Прядченко, который, проводя летом 1935 года отпуск в подмосковном доме отдыха, неоднократно наведывался в столицу. Понятно, не для осмотра достопримечательностей, а для решения вопросов по развитию края. А как добиться нужных согласований, в какие кабинеты стучаться и к кому именно обращаться, он знал не понаслышке. Так как до своего назначения в 1931 году в Архангельск несколько лет проработал председателем малого Совнаркома РСФСР - специальной комиссии, которая предварительно рассматривала вопросы, подлежащие компетенции большого Совнаркома. Поэтому ему была досконально знакома вся совнаркомовская "кухня". Как и люди, к которым Прядченко в дни своего беспокойного отпуска обращался.
 
Григорий Кононович Прядченко.
Фото с сайта http://KaviCom.ru

А ими были Иван Алексеевич Акулов - секретарь ЦИК СССР, Даниил Егорович Сулимов - председатель Совнаркома РСФСР, Сергей Бенедиктович Карп - председатель Госплана РСФСР, республиканские наркомы: финансов - Варвара Николаевна Яковлева, здравоохранения - Григорий Наумович Каминский, коммунального хозяйства - Николай Павлович Комаров, лесной промышленности - Семен Семенович Лобов.

Как раз о состоявшихся или планируемых встречах с ними, о результатах переговоров, о достигнутых договоренностях и сообщал Григорий Кононович своему заместителю -Михаилу Адольфовичу Цетлину - в письме, хранящемся по сей день в областном архиве и приведённом ниже с небольшими сокращениеями:

"Первое. По плану 1936 года можно говорить лишь в порядке предварительных наметок, так как правительственной директивы еще нет и планирующие органы пока не могут дать соображений о капвложениях в региональном разрезе.

Второе. О результатах наших переговоров с тт. Карпом, Сулимовым и в союзном Госплане на пленуме крайисполкома доложит т. Рослов. По линии республиканского хозяйства берется особый упор на производство товаров широкого потребления и культурно-социальное строительство. Из этого нам для себя нужно сделать соответствующие выводы. В этой связи надо поторопиться (чтобы опередить других) с запиской в правительство по школам, о чем я уже говорил по телефону.

Третье. Несомненно уже с 1935 года и особенно в 1936 году на широкую дорогу выходит целлюлоза. Госплан Союза уведомил, что будут директивными органами приняты затраты на 1936 год по строительству комбинатов: Мечкинского (60 млн руб.), Соломбальского (вторая очередь - 40 млн руб.) и Котласского (25 млн руб.).

Цифры говорят сами себя. Поэтому наша задача: во-первых, понять грандиозность этих строительств, во-вторых, быть готовыми к разумному освоению этих крупных государственных затрат. Разумному - значит, суметь "украсть" их часть на строительство жилья, школ, детских садов и соцкультбыт.

По лесу основное - приведение в порядок сплавных дел и механизация. Подробности расскажет т. Соболев. Скажу только, что с нас крепко спросили в Комиссии Советского Контроля о ходе сплава. Но обошлось сносно. Мы заверили, что закончим сплав лучше прошлого года.

Четвертое - финансовые дела. Мы с нашим Каминским договорились с В.Н. Яковлевой о том, что в III квартале ссуды возвращать не будем (хотя уже состоялось решение Совнаркома РСФСР о возврате в сентябре 1, 4 млн рублей). Яковлева и Сулимов согласились отложить взыскание ссуды до IV квартала. И при этом большую часть списали. Теперь мы обязаны возвратить лишь 230 тыс. руб.

Дать дополнительную дотацию на покрытие разрыва в III квартале Яковлева категорически отказалась. На мое настоятельное требование нас подкрепить т. Сулимов обещал еще одну ссуду - до одного миллиона рублей. Если вскоре будет туго, немедленно требуйте этой помощи от Совнаркома со ссылкой на мою договоренноть с т. Сулимовым.

Поправку о сокращении доходов и расходов по краевому бюджету нужно принять как можно скорее - иначе мы эту сумму просто потеряем при пересмотре отчислений от налога с оборота. Кроме того, нужно внимательней смотреть за расходами по районам и частично приступить к стягиванию на счет краевого бюджета тех подкреплений, что мы выделяли районам на зарплату учителям при уходе в отпуска.

Пятое - здравоохранение. Каминский исключительно чутко отнесся к нашим нуждам. В результате наших неоднократных бесед согласовали следующие группы вопросов.

Мединститут - в этом сезоне достраиваем обязательно . Недостающие 300-400 тысяч перекрываем за счет кредита, который Наркомздрав РСФСР даст в I кв. 1936 г. Но при этом т. Каминский нас за мединститут выругал. Справедливо. Поэтому нам во что бы то ни стало нужно завершить строительство по-боевому. Каминский дал немного цемента и 3,5 тонны кровельного железа. Итого у нас 10 тонн - этим надо обходиться. В деле снабжения мединститута обязан вытянуть т. Лоцманов. Он старый снабженческий "кулак" - при желании извернется.

На развертывание краевой поликлиники и больницы Наркомздрав дает 250 тыс. руб. То есть затраты делим пополам. Кроме того, т. Каминский дополнительно выделил еще на 150 коек по два комплекта белья.

На 1936 год на достройку крайбольницы выделит более 2 млн рублей. На достройку мединститута - полную сумму. Принято и мое предложение о строительстве в 1936 г. в Архангельске здания медтехникума, общежития студентов мединститута и дома для профессоров. Поэтому нужно немедля заняться подготовкой проектов и отведением мест. А на дом профессуры выделят еще 200 тыс. руб.

Идя на встречу нашим требованиям, Наркомздрав принял на себя обязательство дать нам до конца 1935 года 110 врачей. Пусть т. Цветков за этим проследит.

Это в основном все по Наркомздраву. Нам нужно должным образом оценить такое отношение Наркомздрава, и при этом не дать нашему Каминскому "съесть" Цветкова - если не полностью, то по частям.

Шестое. Будучи у т. Сулимова, я поднял вопросы и по Большому Архангельску: осушение, канализация, реконструкция водопровода, дорожное строительство, расширение трамвайной сети, строительство мостов через Кузнечиху и Северную Двину и ТЭЦ, благоустройство, строительство жилья и т.д. Сулимов посоветовал по всем этим вопросам подготовить подробную и основательную записку в СНК РСФСР. А они потом с ней пойдут в Совнарком Союза к т. Молотову, и, если удастся, к т. Сталину. Эту возможность необходимо обязательно реализовать, только не терять чувство меры. Хотя просить следует, конечно, по максимуму. Надо тщательно и по-умному подготовить. И хорошо, если бы эта записка была готова к концу моего отпуска. Тогда бы смог сразу двинуть это дело.

По вопросу о выделении средств на строительство школ мы добиваемся встречи с с т. Акуловым. То есть идем обходным путем. А то т. Сулимов и так уже косо смотрит: мол, сколько не давай, архангельцам все мало!

С Дворцом Культуры пока ничего не выходит, хотя Наркомпрос включает в свой план на 1936 г. сумму на его проектировние.

Не успел побывать у т. Комарова. Послан аппарат краевого представительства на разведку.

Вот примерно все вопросы. Да, т. Лобов выделил 20 тыс. руб. на подарки детям рабочих в пионерских лагерях.

                              21.07.1935                                                        Г. Прядченко

Поясняя процитированное, скажу, кем были упомянутые в письме работники: Рослов - председателем краевой плановой комиссии, Каминский - заведующим краевым финансовым отделом, Цветков - заведующим краевым отделом здравоохранения, Соболев - управляющим трестом "Северолес", Лоцманов - директором Севснабсбыта.

А школы, на строительство которых Прядченко так настойчиво "выбивал" деньги, в Архангельске вскоре появились. Это все довоенные четырёх- и двухэтажные "краснокирпичные" здания - например, 19-я, 21-я, 23-я, 52-я, бывшая 50-я школы. Всего около двух десятков. Понятно, что на почти одновременное их строительство необходимо было добиться выделения огромной по тем временам суммы. Однако не только ее, но и фондов на стройматериалы. И это сделать Прядченко удалось.

Если бы не состоявшийся в том же 1935 году перевод Григория Кононовича на должность председателя Харьковского облисполкома, то наверняка еще многое из задуманного им оказалось бы реализованным. Например, при строительстве Архангельского (Мечкинского) и Соломбальского ЦБК удалось бы больше построить жилья. Или добиться начала реализации плана так назывемого Большого Архангельска, то есть приступить к превращению краевой столицы в современный по той поре и благоустроенный город.
 

Архангельск второй половины 1930-х годов. Фото с сайта http://pastar.ru

В заключение отмечу следующее: в письме нет ни одного упоминания о крайкоме ВКП(б). Этот факт свидетельствует, что по крайней мере в тот период краевое партийное руководство, сосредоточившись на идеологической и кадровой работе, не вмешивалось в хозяйственные вопросы. То есть на краевом уровне две замыкавшиеся в Кремле на одного человека властные вертикали - партийная и государственная - не мешали друг другу работать. Вследствиe чего председатель крайисполкома был самостоятельной фигурой и именно в таком качестве его воспринимали и принимали в правительственных кабинетах. Что и обусловило успех проведенных им в Москве переговоров.
_______________________________________________________________________