Понедельник, 20.11.2017, 00:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Излом на графике


В опубликованных 20 марта и 19 мая в "Северном рабочем" заметках "Сколько стоит чиновник" приведены данные о доходах управленцев и высшего чиновничества Архангельской области за 2009 год. Из них видно, что месячный доход муниципальных управленцев, чиновников-территориалов и их федеральных коллег составил в среднем соответственно 29288, 55762 и 34088 рублей. Что же касается высшего чиновничества области, то суммы годовых доходов лиц, в его круг входящих, в основном находятся в диапазоне от одного до 30 миллионов рублей. Эти цифры позволяют сделать вывод, что зарплаты чиновников, несмотря на экономический кризис, на замораживание роста доходов низкооплачиваемых категорий трудящихся, на всё увеличивающийся разрыв между доходами самых бедных и самых богатых, в общем, нисмотря ни на что, росли, растут и будут расти.

Впрочем, в оправдание нынешнего непрерывного роста чиновничьих доходов порой слышится довод, что, мол, и в советское время зарплаты управленцев были немалыми и что доходы государственной и партийной номенклатуры также постоянно росли. И, мол, если графически в координатах "годы - рубли" изобразить рост доходов отечественного чиновничества, то он предстанет в виде протянувшейся на десятилетия линии, как в советские годы так и в постперестроечный период неуклонно поднимавшейся вверх.

Это довод, конечно, можно было бы принять во внимание, если бы не знать, что в доперестроечные годы разрыв между доходами управленцев и средним по стране размером зарплаты был минимален и что квалифицированные рабочие часто зарабатывали больше, чем секретари горкомов и райкомов. И если бы не знать, что рост доходов советского чиновничества неуклонным было назвать нельзя, так как зарплаты росли не ежегодно (как сейчас), а поднимались периодически на основании специальных правительственных решений (то есть не привычным ныне методом самоповышения на местах). К тому же в истории страны был год, когда на упомянутой графической линии появился излом, свидетельствовавший о резком снижении доходов советских управленцев.

А узнали об этом неприятном известии государственные, советские и партийные работники, в том числе первый секретарь Молотовского горкома ВКП(б) Глухов и председатель горисполкома Попов в июле 1952 года при получении закрытого письма ЦК ВКП(б), в котором, в частности, говорилось: "В связи с тем, что за последние годы произошло серьезное снижение цен на товары массового потребления и, следовательно, значительное увеличение реальной заработной платы, Политбюро ЦК ВКП(б), учитывая политическую важность ликвидации разрыва в доходах, с одной стороны, широких слоёв трудящихся, с другой, работников партийных и советских организаций, приняло постановление о снижении денежного довольствия последних с 1 августа 1952 года..."
 
Постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) - именно на основе подобных решений в послевоенное время осуществлялось снижение цен

Далее в письме говорилось, что постановление касается большей части руководящих лиц - начиная с И.В. Сталина и кончая работниками горкомов партии и горисполкомов. При этом особенно отмечалось, что доходы членов Политбюро, секретарей ЦК, заместителей Председателя Совета Министров, министров, членов ЦК, других работников центральных партийных и государственных учреждений сокращаются в максимальном размере - в среднем на 50 процентов. Несколько меньшим было снижение зарплаты у первых секретарей обкомов и председателей облисполкомов - например, председатель Архангельского облисполкома Минин в августе 1952-го довольствовался 3618 рублями вместо прежних 5400. Что же касается молотовских руководителей, то снижение их доходов было следующим: Глухову вместо прежних 2700 рублей полагалось с 1 августа 2160, Попову вместо 2850 рублей - 2280. Следует заметить, что на руки были получены ещё меньшие суммы, ибо подоходный налог взимался со всех.

В письме также подчеркивалось, что новым пятилетним планом, который будет принят в октябре XIX съездом ВКП(б), предусматривается снижение к 1956 году розничных цен на продовольственные и промышленные товары ещё не менее чем на 30 процентов. Поэтому в будущем не исключены новые меры по уменьшению денежного довольствия указанных категорий руководящих работников.

Здесь следует пояснить, что их зарплата слагалась из должностного оклада и временной доплаты, частично установленной в войну в связи с напряженным, порой круглосуточным графиком работы, частично для компенсации роста цен в военные и первые два послевоенных года. Но в 1952 году было решено приступить к постепенной отмене этой доплаты.

Понятно, возражать против этого было бесполезно, так как постановление вышло по инициативе И.В. Сталина, который 22 апреля 1952 года на заседании Политбюро отметил, что после проведенного 1 апреля очередного, пятого по счёту, масштабного снижения цен (в среднем на 15-20 процентов) сохранять повышенный уровень денежного довольствия государственных, советских и партийных работников представляется политически нецелесообразным и вредным. Из ныне опубликованных протоколов заседаний Политбюро явствует, что в тот же день была образована специальная комиссия под председательством секретаря ЦК Г.М. Маленкова. Предложенные комиссией меры рассматривались 5 июля на заседании Политбюро, где после обсуждения и было принято соответствующее постановление.

Примечательно, что непосредственную причастность Г.М. Маленкова (после кончины И.В. Сталина формально первого лица государства) к мерам по снижению зарплат номенклатурных работников использовал Н.С. Хрущёв. Претендуя на лидерство и опираясь в аппаратной борьбе на номенклатуру, он умело спекулировал на её недовольстве. Поэтому Г.М. Маленков вскоре был вынужден частично уступить, в результате чего, например, месячные оклады молотовских руководителей с 1 июля 1953 года были увеличены на 400 рублей.

Однако, несмотря на это повышение, их зарплаты всё равно были ниже, чем у руководителей местных предприятий. Так, директор и главный инженер ЭМП-8 (будущей "Арктики") Кромский и Абрамзон получали по 3750 рублей, зам. директора Волков - 3200. К тому же льготы Крайнего Севера в ту пору распространялись не на всех жителей Молотовска, а только на работавших на оборонных предприятиях.

Интересен и факт, что в те годы доходы большинства советских и партийных работников уступали доходам церковнослужителей. Так, например, оклад уполномоченного по делам Русской православной церкви по Архангельской области Окольничникова составлял 1150 рублей. А только учтённый доход настоятеля архангельской церкви Всех Святых священника Вотчинского в 1952 году равнялся 49500 рублям. В том же году местный епископ Леонтий (Смирнов) уплатил налогов с учтённых денежных вознаграждений на сумму в 18664 рубля. Надо сказать, что применение слова "учтённых" неслучайно, так как не поддавались никому учёту и оставались скрытыми от налоговой инспекции суммы, которые получали священники за исполнение треб на дому: крещений, отпеваний и исповедований. Не поддавались учёту и подношения (как правило, от пятисот до нескольких тысяч рублей), которые получал епископ при посещении церквей епархии.

О том, что суммы набегали солидные, говорит хотя бы тот факт, что владыка Леонтий владел сначала трофейным "Опелем", затем ездил на новой отечественной машине "Победа". А сменивший его епископ Феодосий (Коверницкий) вскоре после назначения приобрел за 56 тысяч рублей шикарнейший по тому времени легковой автомобиль "ЗиМ". Кстати, первый и на многие годы единственный в области.

Естественно, подобное расслоение в доходах и порой нарочитое выпячивание своего богатства не было исключительно архангельским явлением. Именно поэтому в те дни Патриарх Алексий в секретном послании епископам писал: "Некоторые архиереи без нужды заводят у себя по несколько машин, причём даже "личные" машины (на епархиальный счёт?), и это производит недоброе впечатление даже на ближайшее их окружение... Приходится сознаться, пишет один архиерей, рассуждая о современных стремлениях иных духовных лиц к широкой, малодуховной жизни, что духовенство является предметом осуждения и со стороны внешнего его обихода: нарождается-де новый класс капиталистов..."


Поскольку духовная власть в лице Патриарха ограничилась лишь словесным и к тому же келейно сделанным осуждением, реагировать на всё возрастающий ропот по поводу появления "новых капиталистов" должна была светская власть. Но так как церковь давно была отделена от государства, как-либо напрямую ограничить доходы её представителей не представлялось возможным. Поэтому почти одновременно с выходом постановления Политбюро, урезавшего доходы чиновников, правительственным решением для церковнослужителей была введена новая прогрессивная шкала подоходного налога. Так, с доходов в диапазоне 40 - 50 тысяч в год стали удерживать от 46 до 49 процентов. Столь высокая ставка обуславливалась наличием скрытых (порой равных по сумме заявленным) доходов. В этой связи, например, священник Вотчинский в 1953 году с учтённого дохода в сумме 47425 рублей был вынужден в виде налога уплатить 22836 рублей.

 

В заключение рассказа о периоде истории страны, когда на графике роста доходов управленцев (причём не только светских) появился нехарактерный для нашего времени излом, отмечу, что в том далёком 1952 году урезание зарплат чиновников проходило буднично и без какой-либо пропагандистской кампании и публичных восклицаний: вот, мол, какие мы хорошие - сами себе доходы сокращаем! А ведь именно такие возгласы звучали бы сейчас, именно так бы от восторга захлёбывались бы пиарщики и карманные СМИ, если бы вдруг случилось ныне практически невероятное - снижение зарплат чиновников хотя бы на пять процентов.