Пятница, 23.06.2017, 13:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Как губернатор купцов перехитрил

До сих пор в Архангельске, пожалуй, на самой его короткой улице - Металлистов - стоит дом, дни бытия которого длительны - более полутора веков. Речь идет об одноэтажном каменном здании, где ныне размещается ЗАО "Восток-Сервис", а до революции находилась Николаевская богадельня - приют для престарелых бедных горожан. Однако этот дом примечателен не только возрастом и своим прошлым, но и историей появления, которая проливает свет на формы дореволюционной благотворительности: добровольную и принудительную.

Несомненно, первую из них проявил архангельский купец Петр Кузьмич Куйкин, который, будучи бездетным и потому озабоченным судьбой своего капитала, решил в 1850 году, в возрасте 68 лет, потратить значительную его часть (15 тыс. рублей тех времен) на доброе дело - строительство богадельни. Кроме того, он внес в банк вклад в сумме 10 тыс. на которые могли бы содержаться в ней призреваемые.

Обо всем этом Куйкин известил архангельского военного губернатора вице-адмирала Романа Бойля. Одобрив начинание, тот сообщил о нем министру внутренних дел России Перовскому. А тот, в свою очередь, не преминул доложить об этом царю Николаю I, в ответ повелевшему "объявить Куйкину за благотворительный поступок Монаршье Благоволение".

Обрадованный купец предложил назвать богадельню в честь царя Николаевской и сразу взялся за строительство. В октябре 1853 года оно завершилось, и Куйкин вновь побеспокоил губернатора, попросив приказать городским властям принять здание.

Чтобы объяснить реакцию последних, надо сказать, что и городским головой, и членами думы также являлись купцы. А отношения между ними и Куйкиным были непростыми. Неприязнь усилилась, когда узнали, что он, по мнению других, сорит деньгами и к тому же на зависть всем удостоился царского внимания. Поэтому понятно, с каким настроем пришедшие осматривали богадельню. И, конечно, ее не приняли: мол, нет вспомогательных служб! То есть бани, сараев, погреба и пристройки для смотрителя...

Бойль, возмущенный строптивостью, приказал: "Дом, как добровольно жертвуемый, принять!" И тут же предложил купцам собрать сумму, необходимую на возведение ими же указанных в акте построек.
19 ноября 1853 года в Общегражданском доме состоялось собрание архангельского купечества, на котором не раз звучали нелестные эпитеты в адрес отсутствующего "выскочки". Но в принятом собранием приговоре их, конечно, не было. Зато все 43 купца, не решившись прямо сказать, проголосовали за следующую формулировку: "Достройка к богадельне служб есть дело, касающееся одного Куйкина как по начальному намерению, так и по чести исполнения, которую он верно, не захочет делить с другими, как не захочет делить и Монаршье Благоволение".

Губернатор, безусловно, понял, что купцы скупятся. И тогда изменил тактику: к нему был приглашен купец Чернышев, которому за содействие шеф губернии пообещал выгодные подряды. А 9 декабря Боиль приказал полицмейстеру Штутцеру обеспечить явку купцов "завтра в 10 часов утра для некоторых объяснений".

Когда те собрались в губернаторском доме, его хозяин сообщил о начале Крымской войны, в дни которой "думать только о своей выгоде непозволительно". Эти слова поддержал Чернышев, объявив о пожертвовании 800 рублей на покупку инвентаря и постельных принадлежностей для богадельни.
Затем купцам настойчиво посоветовали последовать его примеру и сделать нужную отметку в подписном листе. А мимо листа пройти было невозможно - его держал в руках стоявший на выходе Штутцер.

Суммы принудительно пожертвованных денег различны: от 3 до 100 рублей. Самым скупым оказался купец Ершев - лишь 50 копеек. А всего внесли 1980 рублей. Еще 264 рубля взыскал полицмейстер, объезжая неявившихся. Ему отказали лишь двое смелых - купцы Онегин и Ярилов.

Вскоре в газете "Архангельские губернские ведомости" появилось объявление, видимо, принятое купцами за издевку: губернатор благодарил их за неожиданно проявленную щедрую благотворительность.

Одновременно с объявлением господин Бойль написал и донесение в столицу, в котором сообщил о пожертвованиях. Донесение вызвало сомнения: с чего это архангельские купцы вдруг так расщедрились?

Подозрения в злом умысле - в том, что ныне называется отмыванием денег, привели к тому, что Особенная канцелярия МВД затребовала "доставить секретные сведения о 45 купцах, поименованных в списке". Бойлю пришлось их оправдывать: "Ни в преступных сообществах, ни в деяниях, ни во вредных сектах не замечены".

9 сентября 1854 года Николаевская богадельня, полностью готовая, была открыта. А в декабре 1856 года стало известно, что новый царь Александр II наградил Куйкина "за оказанные отличия золотой медалью "За усердие" - для ношения на шее на Владимирской ленте". Какие эмоции испытывали в те дни никак не отмеченные принудительные пожертвователи, полагаю, догадаться нетрудно. Что ж, благотворительность благотворительности рознь. 
                                                                                Михаил ЛОЩИЛОВ 
       Статья была опубликована в газете "Правда Севера" 21.06.2006 г
.