Понедельник, 20.11.2017, 00:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

На речке на Шорме...





Начавшийся в X – XII веках и усилившийся в XIV столетии процесс освоения и заселения русскими Заволочья сопровождался возникновением на тогда еще малообжитых пространствах Двинской земли большого числа монашеских скитов. Некоторые из них со временем превратились в пустыни (небольшие монастырьки) и в таком качестве просуществовали до рокового для монастырей 1794 года. Однако отдельным пустыням была уготована иная судьба. Вследствие стечения благоприятных обстоятельств (выгодное месторасположение, покровительство высших церковных и государственных лиц и др.) они богатели и становились «полными», т.е. общежительскими (с численностью монахов до нескольких десятков) монастырями. Впрочем, такая последовательность (скит – пустынь – монастырь) не всегда была обязательной.

Старейшим из известных в Двинской земле был Михайло-Архангельский монастырь, на дату возникновения которого есть две точки зрения: XII или XIV век. Несколько позже были основаны Соловецкий (1429 г.) и Антониево-Сийский (1520 г.) монастыри. Всего в XVI – XVII веках, когда Север стал центром монастырского строительства, на его территории возникло 47 монашеских обителей. В середине XVIII века их насчитывалось более 60. Значительная часть из них располагалась по берегам Северной Двины и ее притоков. Так, например, на участке левобережья Двины протяженностью немногим более 100 верст существовали Черевковская, Ягрышская, Соезерская и Липовская (находилась на ручье Липовец между Пучугой и Сельцом) пустыни. На правом же берегу были основаны Благовещенский (Нижняя Тойма), Сефтренский монастыри и Верхотоемская Шоромская Успенская пустынь. Вот как раз о последней из перечисленных монашеских обителей – Шоромской пустыне (монастырьке) и пойдет дальнейший рассказ.

Самым старым из сохранившихся ее документов является «Вкладная грамота старца Шоромской пустыни Еуфимия в означенную пустынь на 5 рублей за прием в оную в число вкладчиков сына его Ефима» (ГААО, ф. 56, оп. 1, д. 35). Грамота была составлена 16 декабря 1615 года.

Первое же описание пустыни относится к 1621 году. В сотной грамоте из Писцовой книги Важского уезда за тот год (Архив С.-Петербургского филиала Института российской истории, колл. 238, оп 2, № 33/36, стр. 10-11) говорится: «В Верхотоемской же волости монастырь на речке на Шорме, а на монастыре храм Успения пречистые Богородицы да другой храм Зосимы и Савватия, соловецких чудотворцев, а в церквах образы и книги, и колокола, мирское строение: келья старца Еуфимья, келья старца Тимофея, а монастырской церковной земли нет. Да под тем же монастырем на речке на Шорме мельница монастырская на устье речки, на берегу…»

Как видно из приведенного текста, пустынь в 1621 году еще не владела пашенными и сенокосными землями. Но так продолжалось совсем недолго. Уже в 1626 году в описях сборов (ведомостях сбора оброка) сборщика Устьерогодской волости было записано: «Ноября 11 и декабря 24 взято с пустыни оброку с мельницы 8 алтын и 2 деньги, с пожни 16 алтын и 4 деньги, с деревень Борисовской и Афанасьевской 1 рубль и 30 алтын». Эта запись говорит о том, что в 1626 году пустынь владела участками земли в упомянутых деревнях Устьерогодской волости. Немногим позже – в 1630-х годах пустынь владела сенокосами сначала на двух, а затем на трех островах на Двине. В отписях сборов 1638 и 1641 годов упоминаются «пожни под «Кивокурским лесом» и пашни в д. Харитоновской. В документах за 1649 год говорится о сборе земельного оброка целовальником Ягрышской волости со старца пустыни Георгия за деревни Ляховскую и Осташковскую.

Появление у Шоромской пустыни земельных владений и последующее их увеличение объясняется как непосредственным приобретением участков земли через покупку, так и получением их от дарителей и вкладчиков – крестьян, вносивших свой вклад (деньги или участок) с условием принятия их самих или детей в пустынь. Например, вдова Верхотоемской волости Феврония Тырцова подарила – «положила в дом Успения Богородицы» - свою землю навечно. А крестьяне Ерогодской волости Федор Третьяков, Посник Черняев, Карп Онисимов Шумило 5 июня 1638 года стали вкладчиками пустыни, передав ей пожню «Великий наволок». Так же поступили с пожней «Сосновец» и крестьяне Кивокурской волости Петр и Исайя, благодаря чему были «приняты в монастырь на жительство».

Кроме дарителей и вкладчиков, передавали землю и обедневшие крестьяне, которые не могли заплатить оброк. Об этом свидетельствует составленная 14 июня 1641 года «мировая память Федора Поспелова Львова, крестьянина Кивокурской волости, старцу Шоромской пустыни Иоакиму в том, что он, Федор, отступился в пользу пустыни сенными покосами за рекой Ергою против Наволочковой деревни с тем, чтобы старец Иоаким платил с тех пожен оброк в казну».

Однако среди окрестных жителей были и те, кто имел совсем противоположные намерения. 29 ноября 1639 года пустынь подверглась нападению «неведомых людей-разбойников»...

Накопленные денежные средства позволили Шоромской пустыни заняться возведением новой церкви. 2 мая 1649 года игумен Рафаил послал Патриарху Московскому Иосафу грамоту с просьбой разрешить разобрать ветхую Успенскую церковь и поставить вместо ее новую.

Факт необходимости разборки церкви позволяет нам хотя бы приблизительно установить дату основания Шоромской пустыни. Чтобы это сделать, пришлось просмотреть данные о датах постройки и разборки из-за ветхости церквей во многих приходах Важского уезда за XVII – XVIII века. Нет, данных об интересующей нас церкви там не нашлось. Однако удалось определить минимальный срок от постройки церкви до замены ее из-за ветхости на новую. Он составлял от 80 до 100 лет. Поэтому можно полагать, что Успенская церковь была построена, а значит Верхотоемская Шоромская Успенская пустынь была основана не позднее 1549 – 1569 годов. Надеюсь, в будущем удастся более точно установить дату основания.

Возведение новой церкви, вопреки ожиданиям, не ознаменовало наступление нового периода преуспевания пустыни. События последовавших двух десятилетий расстроили всякие надежды на это.
Не берусь утверждать, но вполне могу предполагать, что чрезмерно выросшие претензии пустыни завладеть как можно большей площадью пашенных и сенокосных угодий в ущерб интереса окрестных крестьян, вызвали сопротивление у последних. Недовольство повлекло тяжбы споры, а порой захват земель и покушение на имущество пустыни. Дело дошло до того, что житель пустыни «поморенин черной поп Корнилий» был вынужден жаловаться царю Алексею Михайловичу о том, что «прежде здесь жил черной поп и братья иноки 5 – 6 человек, а ныне тою пустынькою завладели прихожие мирские люди и церковною и всякою казною корыствуются и черного попа и братии не держат и стоят церкви без пения и всякое строение запустело…»

Царской грамотой от 25 февраля 1660 года было приказано: все имущество и утварь пустыни переписать и «тое пустыньку ведать и во всем строить и братию збирать черному попу Корнилию». Тем самым царь подтвердил право пустыни на ее имущество и владения, а Корнилию повелел быть ее строителем. Однако, несмотря на царское покровительство, пустынь продолжала испытывать неприятности. Не прошло и года, как Корнилий опять обратился к царю – на этот раз с жалобой на верхотоемца Водолазова. Великий Государь в феврале 1661 года ответил грамотой «о взятии на поруки крестьянина Верхотоемской волости Оксена Григорьева Водолазова и об отобрании у него подписки, что он уплатил убыток, причиненный через перепахивание меж монастырских к 20 мая 1661 года в количестве 25 рублей с полтиной».

Спустя пять лет, в 1666 году, царю Алексею Михайловичу вновь поступила челобитная, в которой его просили приказать выборному судейке Верхотоемской волости Леонтию Кондратьеву и целовальнику Ерофею провести в съезжей избе допрос крестьян об уведенных монастырских лошадях.

В 1667 году у пустыни возник спор с сотским и крестьянами Ягрышской волости. После нескольких месяцев разбирательств дело порешили миром. Пустынь обязалась уплатить 445 рублей в счет неуплаченных ранее разных сборов с д. Борисовской по иску крестьян на 598 руб. 8 алтын 2 деньги. От оставшейся суммы долга крестьяне отказывались с условием, чтобы пустынь не взыскивала с них долгов по кабалам и другим обязательствам…

Так продолжалось до 1670 года, когда Корнилий обратился уже к патриарху Московскому Иосафу II с челобитной, в которой сообщал, что он «остарел и изнемог и строить ему ту пустынь невмочь, братия от хлебных недородов, займуя деньги и хлеб, одолжали великими долгами и оскудели и податей платить нечем. Братия бредут,а от крестья чинятся обиды, а обороны нет». В заключение Корнилий просил отдать пустынь «в заведование игумену Сийского монастыря Феодосию с братиею». Просьба была уважена – и, согласно грамоте Патриарха Иосафа II от 22 марта 1670 года, Шоромская пустынь незамедлительно приписывалась к Сийскому монастырю.

Подчиненность богатому монастырю, его защита и покровительство, помогли выстоять и укрепиться пустыни, однако не уберегли от природной стихии. Летом 1672 года во время грозы от удара молнии сгорела одна из церквей. 28 февраля 1673 года Патриарх Московский Питирим дал благословенную грамоту на постройку в Шоромской пустыни новой церкви во имя Зосимы и Савватия, а 19 июня того же года царь Алексей Михайлович приказал стольнику и воеводе Петру Хитрово в связи со строительством новой церкви выделить пустыни участки «черного леса за монастырскими полями».

В 1681 году пустыни было сделано новое описание: «В Подвинской же чети на речке на Шорме монастырь, а в нем два храма деревянные, храм Успения пресвятыя Богородицы холодный, верх клинчатой… Другой храм преподобных отец зосимы и Савватия, соловецких чудотворцев, с трапезою теплою. Колокольня на двух столбах, на колокольне пять колоколов, а весу в них не подписано. А строение те церкви и утварь Сийского монастыря игумена Феодосия с братиею. А в том монастыре три кельи, а в них стритель старец Моисей, черный поп Афанасий, казначей старец Филарет, церковные дьячки Бориско Логинов, родом Устюжского уезду Кивокурские волости. Ганка Леонтьев, родом Холмогорского уезду, Сийского монастыря бобыль.

За монастырем по верхнюю сторону и по нижнюю речки Шормы двор конюшной, два двора воловых, а в них живут трудники – Петрушка Терентьев, родом устюжанин, Ивашко Исаков, родом Устюжского уезда Кивокурской волости.

На речке на Шорме мельница монастырская, пашни паханые, церковные земли пять четей в поле, а в дву по тому ж, сена за Двиною рекою против монастыря на острову сто копен». (Архив СПб филиала ИРИ, колл. 115, № 307, л. 237)

Это последнее по времени описание пустыни. Крайне мало и других документов о ней, относящихся к самому концу XVIII и началу XVIII веков. Нет, история пустыни сразу же после 1681 года не закончилась. Просто пришли иные времена. На российский престол взошел Петр I. Он и последующие коронованные особы стали рассматривать монастыри как источник пополнения государственной казны, а крестьян монастырских вотчин как резерв для все новых наборов работников (например, плотников для строительства Петербурга) и для пополнения армии.

Таким образом, безвозвратно кануло в Лету то время, когда настоятель даже небольшого монастыря или пустыни мог напрямую обратиться к царю, когда Великий Государь Всея Руси вникал в монастырские дела, оказывал покровительство и защиту. Новое время – новые взаимоотношения. Возобладал чисто экономический подход: учет числа крестьянских душ и количества рублей податей, с них собираемых. Поэтому если и удается найти какие-нибудь сведения о пустыни тех лет, то только лишь из переписей ревизских душ. Одна из них была проведена в 1745 году (ГААО, ф. 1534, оп. 1, д. 20). В том году в вотчине Шоромской пустыни числилось 22 души мужского пола в возрасте от 3-х недель до 84 лет. А фамилии у них были следующие: Бобров, Корельский, Корнилов, Плешков, Репин.

Где-то здесь стояла Шоромская обитель...

Фото заимствовано у группы http://vk.com/club47575422

Впоследствии в условиях постоянно возраставших государственных расходов власть пошла на крайний шаг, ставший логичным завершением более чем полувековых реформ в отношениях государства к монашеским обителям. Таким шагом был изданный в 1764 году Екатериной II указ, согласно которому монастыри и пустыни лишались всех ранее принадлежавших им земельных угодий и крестьян. В связи с этим большинство из них (за исключением богатых и широко известных) оказались без средств и вынуждены были прекратить свое существование.

Указ предписывал при церквях ликвидированных обителей создать церковные приходы. Монастырские владения преобразовывались в экономические вотчины, а их крестьяне соответственно становились экономическими. Такая участь в тот год постигла земельные владения и крестьян Верхотоемской Шоромской Успенской пустыни. На этом окончилась не менее чем двухвековая история обители «на речке на Шорме».

Статья была опубликована в верхнетоемской районной газете "Заря" 23 и 25 января 1997 года.