Среда, 20.09.2017, 12:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Несбывшееся предсказание



Впрочем, те, кто ждали его исполнения на берегу лесного озера, впоследствии не считали себя обманутыми

Рано утром 3 сентября 1909 года из села Кехта в направлении озера Слободского двинулись две группы. Первая состояла из станового пристава Ксанфия Зимина, кехотского полицейского урядника, волостного старшины, его заместителя и еще нескольких селян. А во второй, державшейся чуть поодаль, шли пять мужчин и три женщины, все из числа местных крестьян. Когда же неблизкая дорога осталась позади, перед взорами путников блеснула водная гладь, окаймленная яркой желтизной осеннего леса.

Однако вышедшим на берег не было дела до первозданной красоты природы. Конечно же, не обратил на нее никакого внимания и пристав, который, подойдя к настороженно стоящим в стороне, крикнул: "Показывайте!" Выполняя приказ, все восьмеро молча окружили груду камней, лежащую подле огромного валуна. "Отрывайте!" - вновь скомандовал Зимин. Но на этот раз крестьяне ослушались, поэтому пристав повторил приказ. Тогда его попросили дать разрешение совершить необходимый обряд - мол, иначе, хоть убей, ни за что не притронемся!

Получив согласие, крестьяне встали в ряд и запели. Правда, их пение тут же перешло в истерический плач, во время которого, упавшие на колени, целуя камни, заголосили: "Твоему телу поклоняемся, господи! Спаси нас, господи, прости нас!.."

Плач не прекратился и тогда, когда крестьяне приступили к работе. Ворочая камни, они всхлипывали: "Господи, прости, что нечистыми руками коснемся пречистого, нетленного тела твоего! Помилуй нас!.."

Вскоре показался покоящийся в могиле - как живой, вздумавший немного отдохнуть. Он лежал босой, одетый в рубаху и штаны, на груди большой крест. А на шее то, в чем и пришли удостовериться полицейские чины - следы от петли. Увидя их, Зимин окончательно убедился в правдивости истории, начавшейся весной того же года.

Именно тогда в Кехотской волости неожиданно появился проповедник Симеон Гузанов - человек далеко не молодых лет с густой седой бородой и гипнотизирующим взглядом. Родом он был из Новгородской губернии, но большую часть жизнь провел в Сибири, где, как он утверждал, недавно получил от Бога откровение о скором конце мира. Известив об этом, Господь якобы направил его стопы в Поморье, чтобы предупредить тамошних жителей, духовно и нравственно подготовить и тем самым спасти их души.

Заночевав в селе и сообщив о страшной вести, Симеон сразу же удалился в разоренный властями старообрядческий скит, где, питаясь одним хлебом, истово молился. Навещавшие его, рассказывали, что старец живет в землянке на берегу озера, читает священные книги и молится, молится, молится...
После месячного затворничества Симеон вновь появился в Кехте и объявил о новом Божьем откровении: свою душу спасет лишь тот, кто незадолго перед концом света добровольно расстанется с земной жизнью. Мол, Бог готов принять только так поступивших.

Поначалу проповедь самоубийства не имела успеха. Однако истовость старца, его энергия и неутомимость постепенно делали свое дело. С каждым днем слушать Симеона собиралась все более многочисленная толпа.

Понятно, что этот факт весьма встревожил местного священника Иоанна Разумова, но он не знал, что противопоставить проповеди старца. Если бы тот являлся, например, раскольником, то было бы, конечно, легче, ибо священник имел успешный опыт полемики со староверами. Однако же Симеона к раскольникам причислить было нельзя, так как он осенял себя и других троеперстным крестным знамением.

И как раз это обстоятельство еще больше привлекало кехотцев. Даже несмотря на то, что старец вещал нечто немыслимое: "Вешайтесь, топитесь, стреляйтесь! Если ваши жены и дети не решатся, убейте их. Бог примет жертву, идущую от сердца. Только так спасетесь и их спасете!"

Конечно, никто из селян не осмелился наложить на себя руки, тем не менее число внимающих Симеону и дальше увеличивалось. Он притягивал, как магнит. И вскоре его проповеди принесли первые плоды.

Нет, на самоубийство никто пока так и не решился, но мысль покончить с собой овладела многими. Они вдруг перестали работать, бросили все дела по хозяйству и погрузились в молитвы. Кроме того, принялись раздавать свое имущество, заявляя, что оно им больше не пригодится.

А сам акт дарения отнюдь не дешевых вещей действовал на других впечатляюще, так как дарящие, еще месяц назад могли за копейку, как говорится, загрызть соседа. А тут... Невольно думалось: значит они знают нечто сокровенное, значит они спасутся, значит страшный час уже близок... Поэтому послушать старца пришли даже самые стойкие скептики.

5 июля Симеон объявил, что конец света наступит через 15 дней. Это известие повергло в смятение тех, кто уже верил каждому слову. И не только верил, но и считал старца пророком и учителем. Более того, в сознании многих произошел перелом, да такой, что Симеона стали почитать как своего Господа, как земное воплощение Бога.

По прошествии двух недель - 20 июля (в Ильин день по старому стилю) - проповедник привел огромную толпу к озеру. Взабравшись на валун, он подвел итог тому, что говорил раньше, и молился, убеждая последовать за ним. Убеждал упорно и настойчиво - ведь до конца света остались считанные минуты. Взволнованные крестьяне крестились, издавая истерические восклицания. Атмосфера накалялась. Этому способствовали слова старца, навсегда прощавшегося с ними и прощавшего их. Затем он, достав веревку и сообщив, что сейчас повесится, еще раз позвал за собой: "Для меня легко умереть, но я показываю путь вам. Следуйте..."

Произнеся эти слова, он попросил привязать веревку к ветви и просунул голову в петлю... Толпа зарыдала, все попадали ниц.

Когда же они подняли головы, то застыли в нерешительности - следовать или нет? К их ужасу, словно отвечая на вопрос, висящее на веревке тело вдруг начало раскачиваться, неожиданно налетевший сильный ветер погнал на берег волны, небо стремительно заволокла огромная черная туча. Первый же зигзаг молнии поразил близстоящее дерево, содрогнувшаяся от страшного раската грома земля, казалось, уходит из-под ног и вот-вот разверзнется. Решив, что предсказание сбывается, многие бросились в воду, чтобы утопиться...

Гроза закончилась так же быстро, как и началась. Однако никто не обвинил Симеона в обмане, так как объяснение случившемуся сразу было найдено: он там, на небесах, заступился за всех нас, отвел беду, своей смертью искупил наши грехи. Поэтому тело старца бережно сняли и похоронили подле того валуна, с которого он произнес свои последние слова.

Не было дня, чтобы кто-то не посетил ставшее святым место. Конечно же, ежедневное паломничество не осталось незамеченным властями. Поэтому-то они решили удостовериться в смерти старца. А для этого под страхом ареста и штрафов заставили его учеников проводить к озеру.

Убедившись, что Симеон Гузанов действительно повесился, пристав Зимин составил соответствующий протокол, под которым подписались волостные начальники и селяне-понятые. Затем приказал зарыть могилу. Однако оставшиеся после ухода полицейских чинов сразу же перезахоронили тело того, кто, по их мнению, в последний момент предотвратил конец света. И тайну места его нового успокоения сохранили навсегда. 
                                                                                     Михаил ЛОЩИЛОВ 
           Статья была опубликована в газете "Правда Севера" 13.03. 2003 г.