Суббота, 21.10.2017, 02:22
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Невозвращенцы "по слабости"


 

В одном из недавно изданных толковых словарей русского языка я нашел следующее объяснение слова "невозвращенец": "Лицо, легально выехавшее из СССР за рубеж и не вернувшееся на родину по политическим, религиозным и т. п. причинам".

Казалось бы, с таким определением трудно спорить. Но тем не менее необходимо, поскольку "невозвращенчество" трактуется авторами словаря как явление, характерное только советскому периоду отечественной истории. А это неверно, так как нечто подобное происходило и в дореволюционные годы. Причем невозвращенцами нередко становились и наши земляки - уроженцы Архангельской губернии. Об этом мне удалось узнать из архивных документов, точнее сказать, из переписки между архангельским губернатором Бибиковым, местным губернским жандармским управлением, их столичным начальством и отделом торгового мореплавания министерства торговли и промышленности.

Участие в переписке последнего объясняется тем, что все остававшиеся на Западе северяне были моряками приписанных к Архангельску судов. Именно поэтому информация о бегстве членов судовых команд прежде всего поступала из заграничных российских консульств в данный отдел министерства. А он затем ставил в известность политическую полицию и местные власти.

Вот, например, что говорилось в секретной депеше, адресованной губернатору Бибикову: "Отдел имеет честь препроводить Вашему Превосходительству список архангельских моряков (с приложением паспортов), дезертировавших заграницей в период с декабря 1912 года по август 1913 года, с указанием консульств, сообщивших о случаях побегов, названий судов и времени побегов..."

Из упомянутого списка следует, что в декабре 1912 года со стоявшего в Лондоне судна бежали двое жителей нашей губернии: уроженец Кемского уезда Виталий Минин и архангелогородец Андрей Григорьев. Там же, в Лондоне, 15 марта 1913 года навсегда покинул борт корабля уроженец Лисестровской волости Иван Заборский. В тот же день, но в другом английском порту - Ньюкасле - стал невозвращенцем архангелогородец Ефим Куницын - член команды парохода "Михаил". 18 мая не пожелал вернуться на родину и остался в Нью-Йорке моряк судна "Царь" пинежанин Александр Щепоткин. А через три месяца, в августе, решил остаться в Роттердаме Николай Пермяков, бывший крестьянин Рикасовской волости Архангельского уезда (ныне Заостровского сельсовета Приморского района).

Примерно такие же списки регулярно отправлялись и в адрес министерства внутренних дел и главного жандармского ведомства. А они в свою очередь посылали запросы опять же в Архангельск, соответственно губернатору и местному жандармскому управлению. Причем в этих бумагах каждый раз предлагалось одно и то же: объяснить, почему северяне бегут с судов и становятся невозвращенцами.

Отвечая на запросы, местные власти непременно указывали две причины: нетрезвый образ жизни моряков и их любовные похождения. Дескать, одни выпили лишнего и отстали от судна, а другие - нашли себе подруг и посему остались. При этом все иные возможные мотивы отрицались.

Так, губернатор категорически исключал экономическую причину - мол, условия жизни у нас в губернии хорошие, по крайней мере не хуже заграничных. А местные стражи государственного строя, заявляя, что зорко следят за подбором судовых команд, напрочь отвергали политическую подоплеку: "Все дезертировавшие ранее ни в чем предосудительном, тем более в политической неблагонадежности замечены не были".

Несомненно, эти утверждения не соответствовали действительности. И, прежде всего, защищали честь мундиров. А она, безусловно, оказалась бы посрамленной, если бы политическая полиция призналась, что недоглядела и кого-то проморгала, а губернатор сообщил, что значительная часть населения бедствует.

Впрочем, столь далекие от реальности ответы устраивали не только их составителей, но и столичное начальство. Ведь ему было очень приятно еще раз прочитать, что в империи все хорошо, губернаторы и жандармы трудятся без устали, все подданные его величества всем довольны, а если кто и не возвращается в Россию, то это только вследствие испокон веку присущих русскому человеку слабостей...
                                                                                                 Михаил ЛОЩИЛОВ 
                    Статья была опубликована в газете "Правда Севера" 31.08.2005 г.