Суббота, 22.07.2017, 13:55
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Павлин Виноградов

ПАВЛИН ВИНОГРАДОВ. НЕИЗВЕСТНОЕ ОБ ИЗВЕСТНОМ

Казалось бы, биография упомянутого в заголовке человека местными историками изучена давно и досконально. И об этом свидетельствуют многочисленные публикации, освещающие этапы жизни Павлина Федоровича: революционную деятельность питерского рабочего, участие в событиях 1905-1907 годов, призыв в армию и отказ принимать присягу царю, годы каторги, штурм Зимнего, прибытие в Архангельск и избрание заместителем председателя губисполкома, рискованную поездку в захваченную интервентами Кемь, организацию вооруженного отпора неприятелю и гибель в бою.

Естественно, что в доперестроечные годы оценка личности беспартийного большевика и героя гражданской войны была однозначно положительной. Иным стало отношение к нему в публикациях недавних лет, что имело прямое следствие - переименование главного проспекта Архангельска.

Впрочем, в этом ничего удивительного нет, ибо недаром говорится, что Россия - это страна с непредсказуемым прошлым. И ладно бы, если переписывающие историю не только держали нос по ветру, но и ссылались на ранее недоступные или неизвестные документы. Однако в случае с Павлином Виноградовым про них и не вспомнили. А между тем документы, позволяющие всесторонне оценить масштаб личности этого человека, имеются. Причем, в нашем областном архиве.

Чтобы не быть голословным, назову хотя бы один из них: "Протокол совещания контрольной секции Архангельского Совнархоза от 29 мая 1918 года". Но прежде чем сообщить, что говорил в тот день Виноградов, расскажу, чем была вызвана необходимость проведения совещания. А для этого обращусь к событиям, имевшим место в Архангельске вскоре после Октябрьской революции.

Как известно, вслед за ней появились первые декреты и другие законодательные акты Советской власти. Но среди них не было декрета о национализации таких предприятий, как, например, архангельские лесозаводы. Они оставались во владении прежних хозяев, но при условии введения рабочего контроля, положение о котором ВЦИК и Совнарком приняли 14 ноября 1917 года.

Специальная инструкция, разработанная на основе этого положения весной 1918 года местным профсоюзом рабочих и служащих лесопромышленных предприятий, предусматривала рабочий контроль на всех этапах производства. Более того, все распоряжения администрации заводов с той поры должны были согласовываться с контрольной комиссией, а без одобрения завкома владельцы не могли распоряжаться денежными средствами.

Думаю, понятно, какой была реакция лесозаводчиков на подобные нововведения. И, конечно, более всего воспротивились представители иностранных лесопромышленных фирм - английской "Карл Стюарт", норвежской "Приютц и Ко", голландской "Альциус и Ко". Ссылаясь на межправительственные договоры, они решительно заявили, что их предприятия "никакому рабочему контролю не подлежат".

Безусловно, ужесточение их позиции спровоцировали далеко выходившие за рамки декретов действия местных властей. Например, Маймаксанский районный Совет рабочих депутатов потребовал от управляющего заводом "Альциус и Ко" (впоследствии - 23-й) построить театр для рабочих и выплатить в качестве контрибуции 3 тысячи рублей.

Чтобы разрешить конфликтную ситуацию, Архангельский губернский Совет народного хозяйства (АГСНХ) и провел совещание, на которое пригласил доверенных лиц фирм: английской - А. Карра, голландской - И. Гротгофа, норвежской - Э. Анвика. Другую сторону представляли: от АГСНХ - его председатель Вячеславов и руководители секций, от губпрофсовета - Наволочный, от профсоюза рабочих и служащих лесозаводов - Могутов, от Совета рабочих и солдатских депутатов - Тимме, от губисполкома - Виноградов.

Карр, выступив первым, заявил: "Мы отстаиваем свои личные интересы, рабочий контроль приведет к полному упадку нашего дела. Чтобы не обострять положение, мы должны прийти к какому-нибудь компромиссу. Иначе возможна остановка предприятий..."

Оппонируя иностранцу, Могутов сказал, что на компромисс идти нельзя. Его фактически поддержал председатель губпрофсовета меньшевик Наволочный, подчеркнув, что для введения рабочего контроля "мы должны употребить все усилия".

И вот тут ход совещания переломил Павлин Виноградов, произнеся то, что, безусловно, никак не согласуется с устоявшимся образом непримиримого борца с капиталом: "Местная власть может пойти на какие-либо уступки в целях удержания иностранного капитала в России. Существующая инструкция по отношению к иностранным фирмам может быть изменена. В Архангельске без иностранного капитала обойтись нельзя, следовательно, необходимо найти деловую точку зрения в форме выработки какого-либо соглашения..."

Здесь, полагаю, надо отметить, что процитированное, несомненно, созвучно с тем, что говорят ныне о важности привлечения зарубежных инвестиций в экономику области. Нельзя не отметить и то, что сказанные тогда слова принадлежали 28-летнему человеку с начальным образованием, к тому же бывшему политкаторжанину. Поэтому, казалось, место ему в числе тех, кто спешил разрушить все "до основанья". Но Павлин Федорович среди них не был, и это, конечно, следует особо подчеркнуть.
Возвращаясь к совещанию, скажу, что затем слово вновь взял Карр: "Необходимо поощрять иностранный капитал, вложенный в предприятия Архангельска. Для предотвращения в дальнейшем конфликтов и недоразумений мы, рассмотрев существующую инструкцию, внесем в нее необходимые для нас изменения..."

Не без влияния Виноградова участники совещания большинством голосов приняли резолюцию, учитывающую мнение иностранцев. А 5 июня доверенные фирм внесли свои предложения. Согласившись предоставить рабочему контролю широкие права, они оставляли за собой распорядительные функции. Таким образом, компромисс был близок.

Однако дальнейшие события, а именно активизация войск Антанты на Мурмане, их продвижение к Кандалакше, захват Кеми, исключили любой компромисс. И в самом деле, разве возможно было соглашение с фирмами тех стран, чьи правительства предприняли или поддержали агрессию?

А в связи с ее началом руководители профсоюзов не только настояли на введении всеобъемлющего рабочего контроля, но и потребовали немедленной национализации лесозаводов. Однако опоздали - 2 августа в Архангельске высадились интервенты. И тут пришла пора Павлину Виноградову проявить хорошо известные по другим публикациям качества организатора отпора тем, кого называли наймитами мирового капитала.

В заключение еще раз повторю, что в мирных условиях Павлин Федорович мог пойти на компромисс с представителями этого капитала, тем самым фактически предвидя грядущий НЭП. И широтой своих взглядов, и политической терпимостью он разительно отличался от готовых в одночасье изменить и порушить все и вся. Впрочем, не только от них, но и от тех, кто после другого переворота действовал почти так же, например, поспешив сменить таблички с названием на главном проспекте Архангельска.

                                                                                      Михаил ЛОЩИЛОВ
            Статья была опубликована в газете "Правда Севера" 25.03.2004 г.