Пятница, 23.06.2017, 13:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

ПО ДАННЫМ ОГПУ...


Ранее неизвестные сведения о забастовках советских лет


Работа с архивными документами интересна не только тем, что в них встречаются подробности событий, о которых знал лишь в общих чертах, но и тем, что в документах прошлого нередко находишь факты, по тем или иным причинам не попавшие ни в учебники, ни на газетные страницы. Например, в местной периодике 1929-1931 годов нет информации о забастовках на архангельских лесозаводах, сведения о которых имеются только в сводках и спецсообщениях Полномочного Представительства Объединенного Государственного Политического Управления (ПП ОГПУ) по Северному краю. Так, в конце октября 1929 года заместитель главы представительства Август Шийрон отправил в Москву сводку следующего содержания:

"23-го октября с.г. на лесопильном заводе № 3 Архангельска артели лесокатов - Заикина (38 чел.), Майшева (14 чел.), Лебедева (8 чел. с лошадями) и Папина (6 чел. с лошадями) - предъявили заводоуправлению требования о повышении расценок на 50% и выдачи новой спецодежды. Причиной послужили ненормальные условия, имеющиеся на заводе, а именно:

а. При заключении труддоговоров с лесокатами была обусловлена предварительная разборка леса по породам и сортам, тогда как в большинстве своем буксиры приводят плоты в смешанном виде: сосна, ель, лиственница и другие породы, выкатка которых вообще не была обусловлена.
б. Отсутствие у рабочих сапог, выдача которых колдоговором предусмотрена. С наступлением осеннего времени работа без них становится невыносимой.

Условия работы в холодное время, безусловно, тяжелые - дожди, ветра, заморозки. Все вышеизложенное создает среди лесокатов большое недовольство.

24 октября заявление артелей рассмотрено на комиссии Рабоче-Крестьянского Контроля и артелям сделана прибавка: Заикина и Майшева -  на 3 копейки с кубометра (требовали на 5), Лебедева и Папина -  на 6 копеек (требовали на 8). Спецодежда выдана. Артели работу продолжить согласились".

Спустя семь месяцев из Архангельска в столицу одно за другим ушли еще три сообщения:

"24 мая 1930 года на л/з № 3 артель погрузчиков в количестве 27 чел. с полдня не вышла на работу, ссылаясь на низкие расценки и невыдачу табака. Того же числа артель Круглова в количестве 18 чел. на предложение выйти на работу также отказалась, мотивируя тем же".

"25 мая артелям Александрова, Соколова, Круглова было предложено приступить к работе, но они отказались и 57 чел. подали заявления об увольнении".

"26 мая на работу не вышли 53 погрузчика - сдав спецодежду и получив расчет, ушли в город".

Здесь следует пояснить, что в тот период по постановлению Совнаркома СССР происходил постепенный перевод отраслей промышленности на пятидневку (четыре рабочих дня плюс один выходной) с одновременным сокращением продолжительности дня с 8 до 7 часов для рабочих и до 6 для ИТР и служащих. При этом предписывалось сохранить прежний размер оплаты труда, а значит, пересмотреть в сторону увеличения почасовые тарифы и сдельные расценки.

Карманный табель-календарь на 1931 год, разбитый вместо привычных нам недель на пятидневки и не включавший праздничные дни (например, 7-8 ноября), которые были дополнительными выходными.

Однако на местах, как водится, это сделать не успели. Поэтому заработки рабочих уменьшились. Как результат - забастовки не только заводе, носившем имя Ленина, но и на других лесопильных предприятиях Архангельска. Например, на лесозаводе № 29.  В соответствующем сообщении говорилось, что 4 апреля 1930 года не вышли на работу 150 человек. А их требования были такими: повышение расценок с увеличением минимального дневного заработка с трех рублей до пяти. Спустя два дня эти требования были удовлетворены.

О состоявшейся в том же году забастовке на лесозаводе "А" (ныне СЛДК) в Москву сообщал сам полномочный представитель ОГПУ по Северному краю Рудольф Аустрин:

"Утром 16/XII-30 г. на строительстве л/з "А" в Архангельске пять артелей плотников в числе 100 чел. при поддержке старост артелей отказались выйти на работу, мотивируя это истечением срока контрактации и необходимостью побывать на родине для устройства домашних дел. В тот же день месткомом и партячейкой были проведены два собрания с отказавшимися от работы, в результате чего меньшинство из них согласилось работать до 1 января 1931 года при условии, что им будет выдана новая спецодежда и обеспечено улучшенное питание, на что согласие не было дано.

17/XII плотники также не вышли на работу, подтвердив свои требования. Администрация л/з "А"  изъявила согласие их удовлетворить, но только тем, кто останется работать до 1 февраля 1931 года.

Одновременно сообщаем, что забастовочные настроения замечены и в других артелях рабочих на строительстве л/з "А", что неизбежно вызовет срыв пуска лесозавода к намеченному сроку..."

Необходимо сказать, что все сводки и сообщения архангельского представительства ОГПУ имели гриф "Совершенно секретно", поэтому если бы к участникам забастовок применяли репрессивные меры, то о них, несомненно, в этих документах бы говорилось. Однако подобных упоминаний нет. Зато о силовых мерах, примененных по отношению к другого рода "забастовщикам", точнее, к хулиганам сообщалось в сводке от 11 апреля 1931 года.

Из нее явствует, что 2-го числа на цигломенский лесозавод № 5-6 прибыли вербованные - 52 человека, набранные по оргнабору на Московской бирже труда. Получив спецодежду и постельные принадлежности, они сразу же отправились в город, где на вещевом рынке все продали. А на вырученные деньги в выделенном им бараке три дня пьянствовали и играли в карты. Когда же деньги кончились, свою злость по этому поводу стали вымещать на других:

"Не приступив к работе, часть прибывших начала дезорганизовывать работу завода и лесобиржи хулиганскими действиями, в основном сводящимися к следующему:

1.Проезжающих по бирже лошадей сбивали с ног, опрокидывая нагруженные воза.
2. Идущих на работу рабочих поодиночке избивали.

5 апреля пытались избить группу рабочих завода, когда им оказали активное сопротивление, хулиганы распоясались вовсю. 6 апреля в 20 часов группа москвичей около 20 человек. вооружившись топорами, лопатами и железными ломами, напала на барак № 54, где жили рабочие. Затем напали на барак № 56, где помещение рабочкома, направляя угрозы на председателя рабочкома Вячеславова и завхоза лесозавода Ракитина. Прибывшей милицией дальнейшее действо хулиганов было приостановлено только после предупредительных выстрелов. Ночью 7 апреля было произведено нападение на женское общежитие, но милицией своевременно ликвидировано.

По имеющимся сведениям в числе прибывших большая часть сыновья кулаков и преступный элемент г. Москвы. Из числа прибывших приступили к работе и намерены ее продолжить только 15 человек. Остальные намерены уехать. Принятыми ПП ОГПУ мерами выявлено и арестовано 14 человек инициаторов..."

В рабочем бараке одного из архангельских лесозаводов.

Снимок 1924 года со страницы http://vaga-land.livejournal.com

Завершая краткое и далеко не полное ознакомление с документами прошлого, вернусь к предприятию, с которого его начал - лесозаводу № 3 (бывшему ЛДК им. Ленина). Ибо в период работы на нем, точнее, в 1997 году наряду с другими работниками биржи пиломатериалов участвовал в забастовке, вызванной длительной невыплатой зарплаты. А несколько раньше от заводских старожилов слышал, что в конце 1950-х рабочие водного цеха также приостанавливали на несколько дней работу, требуя пересмотра расценок. Причем причина, мол, была та же, что и тремя десятилетиями ранее, - переход с 8-часового рабочего дня на 7-часовой. Так ли это было в действительности, можно будет узнать, когда станут доступными более "свежие" документы из архива ФСБ - наследницы ОГПУ.


                                                                      Михаил ЛОЩИЛОВ

            Статья была опубликована в газете "Правда Севера" 19.03.2014 г.