Пятница, 23.06.2017, 13:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Сгоревшие снимки

Наверняка не сообщу ничего нового, если скажу, что летопись Архангельска насыщена разномасштабными событиями - как широко известными, так и менее примечательными. Поэтому лишь замечу, что все они вне зависимости от значимости оставили свой след в документах, хранящихся в Государственном архиве Архангельской области. Именно благодаря этому обстоятельству мы по прошествии десятилетий и веков можем в подробностях узнать о них. Причём не только их хронологию, но и взаимосвязь. В подтверждение этих слов расскажу о двух подобных, совпавших по времени событиях.

3 июля 1847 года к одному из домов по Среднему проспекту Архангельска подъехали две кареты. Их появление, конечно же, не осталось незамеченным. Но внимание соседей привлекли не столько сами говорившие на иностранном языке путешественники (этим жителей портового города не удивишь), сколько то, что они привезли с собой.

Собравшиеся с нескрываемым интересом следили, как выгружались какие-то странные приборы, как заносились в дом бутылки с жидкостями и банки с порошками. Один из зевак сразу же предположил, что приехал новый аптекарь, другой принялся пересказывать всё, что когда-то читал про средневековых алхимиков...

Наконец любопытство толпы частично удовлетворил хозяин дома - он сообщил, что приехавший с помощниками немец-художник будет рисовать портреты, но как-то по-новому, ему самому ещё совсем непонятно, как...

Целую неделю гости практически не покидали дом, занимаясь устройством павильона и другими подготовительными работами. И лишь когда они были завершены, в газете "Архангельские губернские ведомости" появилось объявление:

"В.Вагенер и Ком. из Берлина имеет честь известить почтеннейшую публику о прибытии их в здешний город. - Ежедневно с 10-ти часов утра до 5-ти пополудни будут заниматься сниманием дагерротипных портретов в доме Тютлина на Среднем проспекте, где также можно видеть выставку портретов их работы. - Цена от 3-х до 10-ти рублей серебром".

Здесь, полагаю, необходимо пояснить, что представляли собой упомянутые в объявлении дагерротипные снимки. Это были фотографические изображения на покрытых йодистым серебром пластинках, полученные способом, который изобрёл в 1838 году француз Луи Дагер. Основным недостатком дагерротипии являлась длительная по времени - до часа - экспозиция, вследствие чего снимающимся приходилось выдерживать мучительное испытание неподвижностью. Для облегчения их участи применялись так называемые голово- и туловищедержатели.

Однако не только это обстоятельство сужало круг желавших сфотографироваться. Очень стойким в те годы было предубеждение, основанное на следующем посыле: "Бог создал человека по своему образу и подобию, поэтому богохульством будет даже пытаться зафиксировать изображение подобия Божия аппаратом, к тому же сомнительного, если не сказать, сатанинского происхождения".

Именно эти опасения, а также крайне высокая стоимость съёмки (от трети до половины суммы месячного жалования чиновника) привели к тому, что в первые дни в павильон решились зайти только самые отважные и нескаредные горожане.

Когда же по городу разнёсся слух, что с ними ничего страшного не случилось, обыватели осмелели и уже на пятый день съёмок - 16 июля - у дверей дома Тютлина, несмотря на непривычно жаркую погоду, стояла длинная очередь архангелогородцев, вознамерившихся как можно быстрее запечатлеть на снимке свой облик.
 

Однако именно в этот день произошло трагическое для Архангельска бедствие, начало которого заставило находившихся в очереди горожан в панике броситься на спасение своих домов и имущества.

В третьем часу дня на Въезжем (ныне Ломоносова) проспекте загорелся небольшой одноэтажный дом поручика Афанасьева, стоявший между Горихвостовой (Володарского) и Садковской (Серафимовича) улицами. Не только жаркая, но и весьма ветренная погода способствовала тому, что огонь в считанные минуты распространился на крыши соседних домов.

На борьбу со стремительно увеличившимся по площади бедствием помимо пожарных команд были привлечены прибывшие из Соломбалы в количестве до тысячи человек нижние чины морского ведомства. Но в первых рядах сражавшихся с наступавшей стихией , конечно же, были сами архангелогородцы - практически всё население города.

В связи с тем, что остановить распространение пожара обычными средствами было уже невозможно, последовал приказ делать разрывы, то есть ломать стоявшие на пути огня дома. Однако и это не помогло. Сильные порывы ветра перебрасывали горящие головни на значительные расстояния, вследствие чего новые воспламенения возникали одновременно сразу в нескольких местах.
 
Пожар в Архангельске

Менее чем за полсуток огонь уничтожил все дома, стоявшие по Въезжему проспекту между Оперной ("Правды") и Кирочной (К. Маркса) улицами. Немного меньше пострадал Дворянский (Троицкий) проспект - он лишился домов, находившихся между Оперной и Менсендековской (Свободы) улицами.

В итоге сгорело свыше 400 домов, в том числе строения по Среднему (ныне Чумбарова-Лучинского) проспекту. Понятно, что не стал исключением и недавно выстроенный двухэтажный дом архангелогородца Тютлина, располагавшийся в непосредственной близости от места возгорания.

Когда воспламенилавсь его крыша, и хозяева, и постояльцы, мешая друг другу, принялись спасать каждый своё имущество. В результате паники и неразберихи в мгновенно охваченном огнём доме остались так и невынесенными один из аппаратов, большая часть реактивов и, главное, все снимки...

Через пару дней на пепелище уже можно было видеть вездесущих ребятишек, искавших и находивших там новые для себя игрушки: покорёженные железки, осколки разноцветного стекла, погнутые и оплавленные металлические пластинки, на которых порой просматривались фрагменты чудом уцелевших в пламени изображений...

Именно так печально по воле злого рока и завершилось посещение Архангельска первым в его истории фотографом - прусским подданным Вагенером. Ему и его ассистентам после потери почти всего оборудования и имущества ничего другого не оставалось, как навседа покинуть город. Нам же приходится только сожалеть, что подобное стечение обстоятельств привело к утрате снимков архангелогородцев и, возможно, видов Архангельска, которые, вполне вероятно, могли бы сохраниться до наших дней и рассказали бы много интересного о жизни города и горожан в сороковых годах девятнадцатого столетия.
 
                                                                                        Михаил ЛОЩИЛОВ 
                      Статья была опубликована в газете "Правда Севера" 23.05.2002 г.