Суббота, 21.10.2017, 02:24
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Скорбные списки

Они рассказывают об еще одной стороне общеевропейской трагедии вековой давности

В год 100-летия с начала Первой мировой войны этому историческому событию уже посвящено весьма много публикаций. Дополняя сказанное, сообщу о тех, кто оказался в нашем крае не по своей воле и нашел здесь вечный покой, то есть о ставших наряду с убитыми солдатами невинными жертвами войны.

Уже в середине августа 1914 года, то есть спустя две недели после начала боевых действий, в Архангельскую губернию, Сольвычегодский, Вельский, Яренский уезды Вологодской губернии и Каргопольский уезд Олонецкой губернии (то есть в пределы нынешней Архангельской области) стали прибывать первые партии ссыльных - как германских и австрийских подданных, так и имевших "вражеское" происхождение российских граждан. Причем отправленных под конвоем практически со всей европейской части России (например, из Москвы, Петербурга, Киева, Прибалтики и Таврической губернии, в которой проживало особенно много немецких переселенцев) и даже из Закавказья. А ссылали их и поодиночке, и семьями. В числе арестованных были и члены экипажей германских торговых судов, вовремя не успевших покинуть российские порты.

Архивные сведения о том, как жили германские и австрийские ссыльные в нашем крае, конечно, имеются. Но они заслуживают отдельного и подробного изложения. Пока же только скажу, что им пришлось выживать при нескольких режимах: царском, при Временном правительстве и, наконец, при Советской власти. И именно ее представителям пришлось подсчитывать, сколько ссыльных за годы войны умерло. Необходимость же в этом возникла после заключения Брестского мира, когда велись переговоры об обмене военнопленными (к числу которых относили и ссыльных мужчин призывного возраста). Пришлось заниматься подобным подсчетом и пришедшему к власти руководству Пинежского уездного Совета, в связи с чем в марте 1918 года в Архангельск был отправлен следующий список умерших в уезде за годы ссылки:

"Фридрих Руфф, 33 лет, колонист из Таврической губ., умер от сыпного тифа 20.11.1917 г., г. Пинеге.
Макс Август Шанце, 23 лет, германский подданный, умер 8.08.1917 г., похоронен в г. Пинеге.
Эрнст Густав Шефлер, 39 лет, арестован на пароходе, умер 19.09.1916 г., пох. в с. Пильегоры.
Валентин Йекель, 6 лет, выслан с матерью из Петербурга, умер от воспаления мозга, пох. в г. Пинеге.
Томас Йержек, 82 лет, австрийский подданный, арестован в Архангельске, умер 12.06.1917 г. в г. Пинеге.
Мария Бунк, 30 лет, выслана с мужем и ребенком из Таврической губернии, умерла от туберкулеза 9.04.1917 года, пох. в с. Петрогоры.
Иоганн Крюгер, 31 года, из Таврической губернии, умер от оспы 12.02.1917 г., пох. в с. Петрогоры.
Герман Зудерман, 27 лет, из Таврической губ., умер от чахотки 8.12.1917 г.,
Франц Франк, 31 года, арест. в Киеве, умер 22.01.1915 г. от воспаления легких, пох. в с. Леуново.
Фриц Геде, 23 лет, арест. на пароходе, умер неизвестно от чего 5.12.1914 г., пох. в с. Пильегоры.
Зильберт Франк, 7 лет, выслан с матерью из Таврической губ., умер от дифтерии 1.10.1915 г., пох. в с. Петрогоры.
Генриетта Франк, 5 лет, умерла от дифтерии 5.10.1915 г., пох. в с. Петрогоры.
Клара Франк, 1 году, умерла от дифтерии 30.07.1915 г., пох. в с. Петрогоры.
Ольга Бунк, 2 лет, умерла неизвестно от чего 12.12.1916 г., пох. в с. Петрогоры.
Николай Ланг, 4 лет, умер неизвестно от чего в августе 1914 г., пох. в с. Петрогоры.
Генрих Ланг, 2 лет, умер неизвестно от чего 10.08.1914 г., пох. в с. Петрогоры.
Густав Бек, 1 года, умер неизвестно от чего в августе 1914 г., пох. в с. Петрогоры.
Георг Гельмерг, 45 лет, арест. в с. Сороки Киевской губ., умер неизвестно от чего 16.06.1917 г., пох. в д. Марьина Гора".

В аналогичном списке, присланном из Шенкурска, в частности, упоминались:

"Ольга Герман, 35 лет, арестована в Петербурге, умерла от туберкулеза 17.02.1915 г., погребена в г. Шенкурске.
Оскар Герман, ее муж, 38 лет, арест. в Петербурге, умер от туберкулеза 5.02.1917 г., погр. в с. Долматово.
Вальтер Бенке, 17 лет, умер от воспаления мозга 20.11.1915 г., погр. в с. Благовещенском.
Эдуард Берч, 2 лет, выслан с матерью из Киевской губ., умер от рахита 1.01.1916 г., погр. в с. Ровдино.
Альвина Миллер, 14 лет, выслана из Киевской губ., умерла от туберкулеза 10.05. 1916 г., погр. в г. Шенкурске.
Адольф Миллер, брат, 25 лет, выслан из Киевской губ., умер от туберкулеза 10.05. 1916 г., погр. в г. Шенкурске.
Карл Миллер, брат, 21 года, выслан из Киевской губ., умер от туберкулеза 21.11.1916 г., погр. в г. Шенкурске.
Адалард Миллер, брат, 5 лет, выслан из Киевской губ., умер от оспы 21.11.1916 г., погр. в с. Ямская Гора.
Эмилия Рамм, 48 лет, арестована в Петербурге, умерла в 1917 году от заражения крови, погр. в с. Благовещенском.
Вильгельм Греф, 21 года, арест. в Саратове, умер от туберкулеза 28.11.1917 г., погр. в г. Шенкурске.
Иоганн Келлер, 3 лет, австрийский подданный, выслан из Киева, умер от простуды 4.10.1915 г., погр. в с. Ямская Гора.
Филипп Келлер, 5 лет, австрийский подданный, выслан из Киева, умер неизвестно от чего 23.09.1915 г., погребен в с. Двинской Березник".

Следует сказать, что эти скорбные списки далеко не полные - как по волостям, так и числу умерших. Ибо в то смутное время, когда уездные и волостные власти (да и люди во власти) постоянно менялись, выявить всех умерших было крайне затруднительно и некогда. Сил и времени у властей хватало только на то, чтобы хотя бы по минимуму обеспечить ссыльных продовольствием и следить, как бы те не разбежались.

Следует также сказать, что высылали не только этнических немцев и австрийцев, но и их русских жен. Так, например, в Пинегу вместе с мужем-немцем отправили дочь известного архангельского купца Калинина.

Однако такие факты были единичными, особенно на фоне массовой высылки в наш край гражданских лиц и военнопленных разных национальностей - немцев, австрийцев, венгров, чехов, поляков и других. Видимо, столь пестрый этнический состав и обусловил тот факт, что после заключения Брестского мира проблема их возвращения оказалась в поле зрения И.В. Сталина - в ту пору наркома по делам национальностей. Об этом свидетельствует хранящаяся в областном архиве телеграмма, кстати, ранее не публиковавшаяся. В ней, датированной 18 апреля 1918 года и адресованной председателю Архангельского губисполкома, секретарю  местной парторганизации левых эсеров Андрею Попову, сообщалось:

"Москва Кремль
О германских подданных тчк Смешанная германо русская комиссия не выработала соглашения об эвакуации пленных тчк Теперь свободы передвижения пленных еще нет оснований разрешать поездку в голодающий Петроград тчк Слухи об оккупации Архангельска ложные тчк
                                                                                           Сталин"

Другие архивные документы из фонда губисполкома свидетельствуют, что упомянутое соглашение вскоре было достигнуто и как гражданские, так и военнопленные смогли не только вернуться домой, но и выбрать подданство. То есть российские немцы получили право стать гражданами Германии в случае их возвращения на историческую родину.

Австрийские и немецкие ссыльные и пленные. Фото 1916 года

Тогда же начали прибывать домой и наши соотечественники - те, кто выжил в несравнимо худших условиях немецких и австрийских лагерей военнопленных. Поэтому аналогичные скорбные списки русских солдат, умерших на чужбине, немного длиннее. Некоторые имена наших земляков, в них числящихся, назову в следующей публикации.

                                                                              Михаил ЛОЩИЛОВ