Пятница, 28.04.2017, 18:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Соловки


Эта страница сайта содержит материалы, рассказывающие как об истории Соловецкого монастыря, так и Соловков в целом. А фотографии Соловков и монастыря разных лет - см. http://loshchilov.ucoz.ru/index/solovki_fotografii/0-250


"Адамовы слезы", дрожжи и лак

Столь необычным набором на первый взгляд никак не связанных между собой понятий можно охарактеризовать не афишировавшуюся в дореволюционном прошлом сторону жизни Соловецкого монастыря. Не имея намерения делать какие-либо выводы об образе бытия современных монахов и не собираясь предписывать им слабости их далёких предшественников, всё же поделюсь любопытными сведениями о пристрастиях последних, почерпнутыми мною из издававшейся в начале ХХ века в Вологде газеты "Север" (№ 336 за 20 сентября 1908 года).

Однако прежде подчеркну, что не случайно на публикацию присланной с Соловков корреспонденции решилась не какая-нибудь из архангельских газет, а именно вологодское издание. Ибо Вологда сравнительно далеко, да и к тому же в другой епархии. А вот архангельские редакторы в случае её опубликования не без основания могли рассчитывать на недовольство местных церковных иерархов и гнев влиятельного настоятеля близлежащего монастыря.

Автор корреспонденции, подписавшийся псевдонимом "Панкрат", сообщал, что на зимний сезон монастырь закупил с архангельского казенного винного склада 350 ведёр (4305 литров) "адамовых слёз". Таким отчасти ветхозаветным термином монахи величали обыкновенную водку, потребление которой происходило по нижеприведённому порядку:

"Правом вкушения ее обладают не все монахи и послушники, а лишь братия избранная, пользующаяся особым симпатиями архимандрита. И "назначается" и "отмечается" порция каждый раз самим настоятелем сообразно заслугам и подвигам отдельного монаха.

Как "утешение" братии, в определенные по тиникону (церковной книге) дни, выдается это вино. Таковых "утешений" различают два: "малое" и "велие". Первое бывает в дни малых святых и измеряется приблизительно приемом одной сотки (123 грамма.- М.Л.), а второе - в дни высокоторжественные и двунадесятые праздники - в размере двух соток.

Принятие водки монахами производится из особо устроенного, причудливого металлического сосуда с ручкой, именуемого "красоулей". "Утешаются" они в специально отведенной для этой цели келии, подходят к красоуле гуськом поочередно, принимая ее от официального виночерпия. Монахи, не пьющие водку, что, между прочим, редкость в монастыре, являются на "утешение" с бутылками, куда и выливают свою порцию. Потом они эту водку продают своей же братии по страшно дорогой цене. Так утешается "средняя братия".

Лица же, занимающие более или менее важные и ответственные монастырские должности, голосистые дьяконы и певчие угощаются в покоях архимандрита, где помимо водки на закусочном столе выставлена огромная батарея других всевозможных вин...

Но отцы этим не довольствуются, и почти каждый из них запасает тайным образом - через поморов, богомольцев, пароходную команду - по нескольку ведер не только простой водки, но и 90-процентного спирта.

Особенно некрасивы запасы непьющих и малопьющих монахов, которые потихоньку прекрасно торгуют всю зиму, продавая бутылку водки за 2 рубля 50 копеек - 3 рубля и спирта за 5 рублей.
 
Недобросовестность шинкарей-монахов доходит иногда до крайних пределов: нередко отец, купив "слезинку" и раскупорив ее, обнаруживает вместо вина самую обыкновенную морскую воду...

"И жаловаться некому, да и нельзя!" - плачется в таких случаях обиженный батюшка. Обескураженный бедняга, если он с похмелья и нигде не может раздобыться вином, идет или в пекарню опохмеляться дрожжами, или в столярную пить лак с солью..." 
 
 
 Ретирадный конфуз


Как известно, поездки первых лиц России в регионы во все времена тщательно готовились и готовятся: наряду с усилением мер безопасности согласовываются маршруты передвижения, места посещений, подбираются люди, с кем встретится высокий гость. Но случаются и неожиданости - тогда, когда, отклоняясь от утвержденной программы, гость заглядывает туда, куда, по мнению местных властей, не следовало. Посему им приходится краснеть.

Именно такой конфуз, по понятным соображениям не упоминавшийся в официальном отчете о визите, и случился полтораста лет тому назад - летом 1858 года - в дни пребывания в Архангельске императора Александра II. Как свидетельствуют архивные документы, при посещении подворья Соловецкого монастыря монарху вдруг нестерпимо захотелось туда, куда даже царь ходит один и пешком . Когда же он вернулся к сопровождающим лицам, то в гневе выразил неудовольствие состоянием туалета (по-тогдашнему - ретирады), так как, по его словам, более грязного, отвратительно пахнущего и, видимо, вовсе не убираемого отхожего места никогда не видел.

Местные власти оправдывались: мол, не виноваты, ибо сие заведение принадлежит духовному ведомству. Но обещали немедля навести порядок. Спустя год, вспомнив о конфузе, губернатор Арандаренко посетил подворье и нашел, что ничего не изменилось и даже стало хуже. Поэтому 13 мая 1859 года написал полицмейстеру:

"В здании подворья ретирадные места содержатся неопрятно, о чистоте их смотритель не радеет. В прошлом году Государь Император при посещении изволил заметить дурной запах от неопрятного содержания как в сих в местах, так и во всем здании, но это не обратило заботливости со стороны смотрителя подворья, и посему предписываю полиции: установить за подворьем надзор по содержанию его в опрятности, для чего еженедельно осматривать помойные ямы и ретирадные места, и ежели окажутся запущенные, то немедленно распорядиться чисткой за счет подворья".

Таким образом, монастырское здание оказалось под надзором полиции. Но ненадолго - до дня отъезда из губернии Арандаренко. И подворье вновь стало встречать в него входящих зловонием. Ибо зачем с ним бороться, если визиты высоких гостей вновь не намечались.
                                                                                                                      Михаил ЛОЩИЛОВ

Газетной строкой
                                                            МОНАХ В ЮБКЕ

21 сентября доставлена в Архангельск и по распоряжению судебных властей заключена в тюрьму проживавшая в Соловецком монастыре в течение 18 лет под видом монаха Арсения Захарова Серафимова неизвестная женщина на вид 50 лет, отказавшаяся назвать свое настоящее имя и звание.

                                                                                                        газета "Архангельск", 1912 г.
 
 
Текст письма, свидетельствующий о конфликте между братией монастыря и архимандритом Иоанникием (закончившемся его свержением в 1917 году), смотри - http://www.lochchilov.com/blog/arkhimandrit_ioannikij_ili_na_moj_vek_khvatit/2014-12-06-493