Понедельник, 25.09.2017, 09:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Спор об обелиске Севера


Дискуссия о гербе Архангельской области, продолжавшаяся несколько месяцев, думаю, дает повод вспомнить о не менее жаркой полемике, имевшей место чуть более 70 лет тому назад вокруг другого, тогда спорного, а ныне общепризнанного символа нашего края - обелиска Севера.

Возможно, кому-то сам факт того, что спор проходил на рубеже 20-30-х годов прошлого века, покажется удивительным - ведь в ту пору, вроде, уже не принято было обсуждать, а, наоборот, полагалось лишь исполнять и соглашаться с утвержденным свыше. Тем более с монументальным символом эпохи побеждающего социализма.

Однако полемика, повторяю, все же имела место и ее инициатором, естественно, стала критикующая сторона. Чтобы не быть голословным, ниже приведу выдержки из статьи Н. Клинова, опубликованной в "Социалистическом Севере" - издававшемся в Архангельске литературно-художественном и общественно-политическом журнале (№ 3-4 за 1931 г.). Соответствующе озаглавив свое выступление - "Тревога на изофронте", критик, в частности, писал:

"Возьмем хотя бы "гордость" нашу - Обелиск Севера в Архангельске. В результате того, что постройку поручили бездарному кустарю, художнику-самозванцу Давыдову, памятник даже поставлен не на место, не в центре площади. Материал для памятника подобран безобразно. Темно-серый в основном. Памятник установлен на сомнительно белом фундаменте с розовой, как заплата, скульптурой на постаменте и черными в рамках погребальными досками..."
 

Далее Н. Клинов раскритиковал главное скульптурное изображение монумента:

"Центральная фигура - помор - в стиле средневекового варяга. Он торжественно опирается после жаркого побоища на оленя, гордо попирающего останки трактора, повергнутого в прах. Помор, по милости автора, с топором в руке и изображает собой лесоруба. Олень особый, алтуховский. Рога у него лосевые, с лепешками, но на олений лад. В барельефе постамента все олени с такими же рогами. Кроме того, посадка голов у барельефных оленей неестественная. Это не олени, а какие-то собаки с рогами. Скульптору Алтухову, автору обелиска, очевидно, не было известно, что в нормальном положении северный олень не задирает голову кверху, а держит ее почти параллельно со спиною..."

Затем критик прошелся по первым двум барельефам:

"Человеческие фигуры на барельефах комичны и все безделья ради, сложа руки, позируют неопытному фотолюбителю для своих семейных альбомов. Лесозаготовки - особенные, вроде оленей. На них представлен не экспортный сосновый лес, а еловый, имеющий второсортное значение, среди которого, ко всеобщему удивлению, маячит полевой колесный трактор с санями бревен. С моторной пилой трое. Один из них - за компанию.
 

Следующий барельеф, отражающий индустрию Ненецкой области, показывает архаические "красоты" ненецкого быта. Одинокая ненка, в стиле госторговских кукол, только с китайской физиономией стоит истуканом, не зная, куда деваться и что делать..."
 
 

С еще большим сарказмом Н. Клинов описал остальные барельефы:
 

"Третий барельеф, посвященный путине, вызывает неменьшее удивление. Вместо организованного государственного или колхозного лова тут на первом плане изображена обиженная природой фигура уродливого человека, с бесформенной, как тесто, рыбой в руках. Он шагает через препятствия, озираясь по сторонам, будто он не поймал, а украл поклажу!

На четвертом барельефе пародия на символизацию одного из китов экономики нашего края - молочное животноводство. Одинокая, щуплая середнячка с опухшей головой и весьма невыразительным лицом в одной руке держит пустое ведро, а другой безнадежно опирается на корову сомнительной породы. Выражение коровьей морды ничем не отличается от ее хозяйки. Зато вместо рогов у нее кокетливые утиные завитушки. В ногах - изнемогший теленок...
 

Последний барельеф - издевательство над лесозаводом. Около рыхлой рамы стоит не рабочий, а созерцающий свое безделие саботажник, а бревно, откуда-то сбоку заехавшее "по личной инициативе" без вершинной тележки, лезет из рамы куда-то в угол, как бы желая укрыться от стыда за невежество своего создателя..."
 

Скорее всего, вышепроцитированное являлось крайней критической точкой зрения, к тому же, видимо, основанной на каких-то личных неприязненных отношениях с авторами обелиска. Но главное вовсе не в этом, а в том, что даже в то суровое время существовала возможность обсуждать, полемизировать, спорить. Поэтому остается лишь сожалеть, что в наши дни депутаты (как областного, так и городского представительного органа) принимают всех нас затрагивающие решения без широкого обсуждения, как будто боясь его, а потому келейно, ограничившись проработкой в комиссиях.
 
                     Статья была опубликована в газете "Правда Севера" 19.07.2003 г