Среда, 14.11.2018, 05:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Ведомости Калины Симакова

 
 

Вскоре после воссоздания Архангельского наместничества (губернии), летом 1785 года, губернатор Иван Романович Ливен распорядился "немедля справить топографические и экономические ведомости о состоянии волостей", входивших в состав подчиненной ему территории. Ответственность за исполнение приказа возлагалась на окружные (уездные) нижние земские суды.

Они были обязаны проверять достоверность ведомостей, составленных в двух экземплярах волостными старостами. После проверки один экземпляр отсылался губернатору, второй оставался в суде. Благодаря этому в фондах дел земских судов, хранящихся в областном архиве, можно найти сведения практически по всем волостям губернии.

Для того, чтобы получить представление о том, как жили наши земляки более двухсот лет тому назад, полистаем ведомости одной из волостей - Лопшеньгской, написанные рукой местного крестьянина Калины Симакова "по прошению старосты Алексея Петрова и лутчих людей Ивана Маезерова и Антона Петрова". В топографической ведомости, в частности, говорится:

"Наша волость стоит подле моря, в Архангельскую сторону между всток и обедник до города 151 верста, в городовую же сторону до Яреньги 14 верст, в онежскую сторону под запад подле моря деревня Дурасовская 33 версты, в третью сторону море в полунощник ветер. Длинною волость 170 сажен, шириною 50 сажен. В волости церковь Введения Пресвятой Богородицы холодная и в ней предел Кирилла  Белозерского Чудотворца, при нем трапеза теплая. Церковь и предел деревянные и при них колокольня деревянная на столбах".

 


Экономическая ведомость начинается подворной описью, из которой можно узнать фамилии домовладельцев, число голов скота, им принадлежавшего, площади пашенных и сенокосных земель, ими обрабатывавшихся.

На тот год самыми распространенной в Лопшеньге была фамилия Федотовы (восемь семей), чуть меньше Петровых (пять), Маезеровых (имено так, а не Майзеров, писалась тогда это фамилия) числилось три семьи, Барминых - две, по одной - Симаковых и Поздеевых.

Кроме того, в волости проживали бобыли (безземельные и не имевшие своих домов крестьяне) Лопшарев, Самылов и Тарасов. Всего в волости насчитывалось 18 домов, в которых проживало 62 души мужского пола и 82 женского. Лопшеньгские крестьяне владели 48 коровами, 6 быками, 84 овцами и 18 лошадями. Самым зажиточным являлось семейство Семена Маезерова - соответственно 5, 2 15 и 1 голова скота. Без коров жили 5, без лошадей - 8 дворов.

Площадь обрабатываемой земли равнялась 20,87 десятины (21,35 гектара), из которых 15,6 десятины принадлежала крестьянам. Остальная земля была оброчной.

В лучший по климатическим условиям год сбор составлял 10 четвертей с десятины (примерно 12 центнеров с гектара), а общий урожай достигал 140 четвертей.

Таким образом, на одного жителя волости даже в самые урожайные годы приходилось не более 125 килограммов зерна. Поэтому в ведомости Калина Симаков особо указал, что все дворы Лопшеньги "не обеспечены своим хлебом и его прикупают в Архангельском городе".

Площадь сенокосной земли равнялась 44,1 десятины (48 гектаров), с которых в благоприятный год скашивали до 440 копен (примерно 6600 пудов) сена.

К экономической ведомости прилагались запросные листы, включавшие более 70 вопросов, на каждый из которых следовало подробно ответить. Первые десять касались землепользования в дачах (владениях) волости. В ответах на них, в частности, говорится:

"В наших дачах земля глинистая, суглины, супесь. Крестьяне имеют недостаток севчей и сенокосной земли, и хотя в наших дачах еще есть годная для хлебопашества земля, но за малость людей новинных пашен не распахиваем, а большй частью бываем в море на звериных и рыбных промыслах.

Парят землю через два и три года, парят одно лето. После парения в первое лето насевают, так и в другое. Навоз на пашни кладут скотный. Болотными перегорелыми мхом и землею унаваживать обыкновения нет. Имеются орудия: соха с железным черцом и ральником и борона для сравнивания земли, четвероугольная с частыми зубьями.

В нашей волости хлеб сеют ячмень, потому что родится лутче. Рожь не сеют, она от морских штормов и холодного воздуха вызебает и мало родится. Овощей, репы и ретки не сеют.

Сеют ячмень весною в мае в последние дни, июня в первых. Поспевает ячмень от посева чрез три месяца, то есть к сентябрю к половине и далее. Бывает вред насеянному хлебу в вешнее время, бывает от морского холодного воздуху, а в осеннее время от морозов.

В нашей волости ветряных 2 мельницы, на оных мелют ячмень. Крестьяне своей пахоты молотого и немолотого хлеба не продают. За оброчную землю заплатили по последней отдаче оброк 4 рубли 22 с половиною копейки. Сено в нашей волости не продают, сено снимают косами-горбушами, а литовок не имеется".
 
Лопшеньга. Фото с сайта http://vs1969r.narod.ru


В следующих ответах рассказывалось об использовании лесных угодий волости:

"Крестьяне бревнами, тесом и дровами на продажу лесу не рубят, уголья и золы не жгут, смолы и дегтю не курят. В лесах птицы водятся: чюхари, косачи, рябы, куропти. Крестьяне для себя ловят, а на продажу в город не возят.

В лесах звери водятся: медведи, лисицы, горностаи, зайцы. Водятся кустарники: смородинник черный, можжевельник, шипишник. На борах бывает брусница, морошка годом родится. При нашей волости грибы и губы бывают годом довольно".


На вопросы, касавшиеся крестьянских промыслов, были получены такие ответы:

"Крестьяне мореходных судов не строят, а делают карбасы и сети вяжут для себя, а не на продажу.. Бочек не делают, а другую посуду и обручи делают для себя. Крестьяне упражняются зимой, весною и осенью на морских зверных сальных промыслах, а летом промышляют рыбу в тонях.

Женщины и девки тем временем ткут и прядут. Взрослая девка и бездетная женка в год по примере выткать может 30 аршин (21 метр) простого портна полотна. Перепрясть могут семьею 4 пуда, а одна может 1 пуд. Непьющий крестьянин работою и рукоделием в год достанет до 25 рублей, издерживает в год на подати и домашних расход столько же. А подати платятся: за первую и вторую половины года с меры земли по 20 копееек, а подушная с ревизской души по 3 рубля 40 копеек в год".


Заключительная часть ответов была посвящена различным сторонам быта крестьян, проведению праздников и атмосферным явлениям:

"Крестьяне малолетних детей грамоте не обучают. Крестьяне в пищу употребляют хлеб, молоко, отчасти рыбу, а овощей, репы, ретки не ядят.

Прилипчивые болезни временем от божия посещения, изретка горячка и понос, а на детях корюха и оспа чрез три и четыре года. Молотцы женятся около 20 и 25 лет, девок выдают около 15 и 18 лет.

Празднуют два праздника в году: первый - Кирилла Чудотворца, второй - Введения Пресвятыя Богородицы. Игрищ дневных и вечерних  никакой веселости не бывает. На масляной гуляний на лошадях не бывает. В Троицын день хороводы и другие забавы не бывают".


Приведенные выше ответы Калины Симакова на запросные пункты и выдержки из ведомостей, полагаю, дали возможность в общих чертах представить картину жизни северных крестьян в конце XVIII века.


                          Статья была опубликована в газете "У Белого моря" 16.03.2000 г
.