Суббота, 18.11.2017, 16:32
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Всему своё время


Рассказ о первой попытке сделать город закрытым

В опубликованной 4 декабря 2008 года в "Северном рабочем" статье "Закрытый город Молотовск 1952 года" сообщалось о коротком периоде истории Северодвинска, когда въезд в него осуществлялся строго по пропускам. За прошедшее со дня появления этой публикации время мне благодаря найденным в областном архиве документам удалось узнать ещё ряд интересных сведений о прошлом города, в частности, установить, что впервые попытка отнести его к категории режимных городов 1-й категории (то есть к закрытым) предпринималась накануне Великой Отечественной войны. Причём инициаторами придания Молотовску режимного статуса были местные власти - горком ВКП(б) и горисполком.

Первым же, кто заговорил о необходимости такого статуса, был начальник горотдела милиции Полканов, выступивший 19 марта 1941 года на совместном заседании горкома и горисполкома с сообщением состоянии борьбы с преступностью". Объясняя, почему не удаётся её подавить, он отметил, что "криминальная обстановка в городе осложняется фактом концентрации в нем преступного и потенциально преступного элемента: освобожденных из Ягринлага, которые в своем большинстве оседают в Молотовске. Этот элемент опасен как сам по себе, так и в силу статей, за который был осуждён, а именно за контрреволюционно-бандитские преступления: грабёж, поджоги и хищение колхозной и государственной собственности, нападение на колхозных активистов, партийных и советских работников".

Далее Полканов сказал, что "с 1940 года освобожденных из лагеря день ото дня становится все больше вследствие широко и бездумно применяемой практики зачетов - в основном, год за два. А очистить город от крайне опасного преступного элемента милиция не может, точнее, не имеет права, так как бывшие лагерники, особенно трудоустроившиеся, в правовом положении ничем не отличаются от других горожан. Не может милиция и воспрепятствовать нарастающему притоку в город родственников заключенных и освобождаемых, которые по приезде устраиваются на работу. Более того, паспортный стол не имеет права отказать им (как освобождаемым, так и родственникам) в прописке".

В заключение начальник горотдела милиции заявил, что "для коренного перелома в борьбе с преступностью необходимо скорейшее отнесение Молотовска к числу режимных городов 1-й категории, что позволило бы установить пропускной режим въезда в него, очистить город от преступного элемента, родственников заключенных и освобожденных, увеличить штатную численность горотдела, в котором в настоящее время вместе с работниками паспортного и военно-учетного столов имеется всего лишь 57 сотрудников".

Молотовские горком ВКП(б) и горисполком не только согласились с этим выводом, но и утвердили текст докладной записки, которую решили послать Председателю Совнаркома РСФСР А.Е. Бадаеву. Однако без согласования с областными властями - обкомом партии и облисполкомом - отправлять не стали. Поэтому сначала записка оказалась на столе одного из секретарей обкома, который прочёл в ней следующее:

"Необходимость отнесения Молотовска к числу режимных городов 1-й категории диктуется целым рядом обстоятельств:

1. Город Молотовск является молодым городом, выросшим за годы последних двух пятилеток. На территории города построена первая очередь крупнейшего в Союзе (в данное время действующего) военного завода, имеющего важнейшее оборонное значение. Наличие военного завода и происходящее строительство второй очереди вызвали бурный приток населения. За последние три года население города увеличилось в 2-3 раза и достигает 50 тысяч человек. По окончании строительства завода в 1943 году количество населения увеличится примерно до 100 тысяч человек, тогда как численность аппарата горотдела милиции остается неизменной с 1938 года.

2. Несмотря на то, что в черте города имеется оборонная стройка и действующий военный завод, город до сего времени не отнесен к числу режимных городов.

3. Наличие на территории города лагеря и отсутствие ограничений приводит к тому, что уголовные элементы, освобождающиеся после отбытия наказания, оседают в городе. Указанные элементы и после отбытия наказания не порывают связи с заключенными и используют их в своих преступных целях. Этому способствует то обстоятельство, что лагерь расположен непосредственно в городе и в силу специфических условий работы ежедневно несколько тысяч заключенных (особенно бесконвойных, выходящих в город по пропускам) имеют возможность беспрепятственно общаться с населением, так как они работают в основном в самом городе (ремонт домов, общежитий, дорог, работы по озеленению и благоустройству и т.п.)

4. Кроме того, в последнее время к заключенным, содержащимся в лагере, приезжают их родственники, которые оседают в городе на постоянное местожительство, устраиваются работать и в силу вышеуказанных обстоятельств практически ежедневно могут видеться с заключенными, передавать им или получать от них вещи, предметы и продукты, запрещенные лагерным режимом и нередко похищенные, вследствие чего они сами вовлекаются в преступные связи.

5. Насыщенность города Молотовска разного рода социально-опасным и уголовно-преступным элементом, родственниками заключенных и освобожденных создает благоприятные условия для развития преступности, которая, несмотря на все меры, принимаемые милицией, не снижается.
Мероприятия по поддержке паспортного режима, при наличии ныне предоставленных горотделу милиции прав, не могут обеспечить работу по очищению города. Обстановка усугубляется недостаточной штатной численностью горотдела, особенно оперативного состава и милиционеров, что создает исключительно тяжелые условия в работе по обеспечению охраны порядка.

На основании изложенного просим Совет Народных Комиссаров РСФСР отнести город Молотовск Архангельской области к категории режимных городов 1-й категории и одновременно поставить вопрос перед Наркомом Внутренних Дел СССР т. Берия об увеличении штатов Молотовского городского отдела милиции".

Реакция обкома партии на записку в целом оказалась положительной - приведенные в ней доводы были признаны убедительными. Но последнее слово - одобрять её или нет - принадлежало облисполкому, так как решения о статусе городов принимались не партийными, а государственными органами. И вот тут своё мнение высказал председатель Архангельского облисполкома Михаил Андреевич Огарков, который 30 апреля 1941 года оставил на докладной записке следующую резолюцию: "Считаю поднимать вопрос о режимном городе пока нецелесообразно".

Объяснить отрицательную реакцию председателя облисполкома нетрудно. Огарков отлично представлял негативные последствия отнесения Молотовска к числу режимных городов: вытесненные из него бывшие лагерники, родственники заключенных и освобожденных, несомненно, обосновались бы в ближайшем городе - Архангельске. Что неизбежно сказалось бы на криминальной обстановке в областном центре.
Поэтому ставить вопрос о режимном статусе Молотовска следовало в связке с ходатайством об одновременной высылке указанных лиц за пределы области. А согласовывать последний вопрос пришлось бы уже не на республиканском (РСФСР), а союзном уровне. К тому же убедить Совнарком СССР в необходимости высылки было крайне трудно, так как и областные власти, и руководители предприятий (в том числе завода № 402) в случаях невыполнения плановых заданий ссылались в первую очередь на нехватку кадров.

Сопроводив данное объяснение кратким дополнением, смысл которого свёлся к трём словам ("всему своё время"), Огарков вернул докладную записку молотовским руководителям. Однако ждать "своё время" им пришлось совсем недолго - 22 июня 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР на территории Архангельской области было введено военное положение, вследствие чего вступили в силу ограничения военного времени, касавшиеся пропускного и паспортного режимов, расширившие права правоохранительных органов. А к концу 1941 года в связи с консервацией строительства большая часть контингента Ягринлага была эвакуирована на Урал, что наряду с введением присущих военной поре режимных ограничений не могло не облегчить борьбу с преступностью в Молотовске.

                                                                                   Михаил ЛОЩИЛОВ