Среда, 16.01.2019, 17:51
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Январь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений
Яндекс.Метрика Free counters!

Статистика с 4.06.2014

Сайт Михаила Лощилова:

Архангельский Север - былое и настоящее

Всё сие есть такое сердечное мучение!


Когда любимый собирается уйти, женщина, пытаясь сохранить распадающуюся семью, порой бывает готова предпринять самые крайние меры. Так происходит в наши дни, так было совсем недавно, когда отчаявшиеся жены обращались за помощью в парткомы, так случилось и в далеком прошлом, когда наши соотечественницы осмеливались беспокоить даже царствующих особ, чтобы те своей монаршей волей заставили неверных мужей одуматься.

Подтверждением этим словам может служить найденное мной в областном архиве прошение архангелогодки, посланное ею в 1824 году жене Александре I - Елизавете Алексеевне. Писавшая его - выпускница столичного училища детских наставниц, волею судьбы оказавшаяся в Архангельске и вышедшая здесь замуж, умоляла императрицу помешать замыслу супруга, затевавшего бракоразводный процесс.

Впрочем, о том, какими словами она излагала свою просьбу, конечно, лучше узнать не из моего пересказа прошения, а непосредственно прочитав его текст, нижеприведенный с сохранением орфографии. Единственное, что в нем изменено, это фамилия супругов, так как она и ныне в Архангельске, как говорится, на слуху.

"Всеавгустейшая Монархиня! Всемилостивейшая Государыня! По причине нещастного жребия угнетенная злою участью и лишенная впредь благоденствия, ненадеющаяся ни с какой стороны подпорки и покровительства, верноподданная раба Вашего Императорского Величества приемлет смелость дерзновения просить от щедрот благодеяния, по человеколюбию Вашего Величества на всех верноподданных обильно изливаемых, нижеследующего благосоизволительного вспоможения.

Я в 1817 году, будучи удостоена приглашением Господина Архангельского Гражданского Губернатора, отправилась в город Архангельск находиться при доме их для обучения детей, где два с половиною года при добропорядочном поведении возлагаемые на меня должности исполняла со всякими усердием и всегдашним успехом за что и заслужила похвалу всенародную.
 
Слух, носящийся о поведении и достоинствах моих, по необширному здешнему городу между почетными людьми всюду был известен. Причем, имела я усердие во время литургий нередко ходить в Храмы Божии, чрез каковые средства открыт был случай здешнему купецкому сыну Ксанфию Иванову высмотреть и наружные расположения сложения моего, который, уповательно сознав меня достойною любви его, предпринял намерение сватать за себя с клятвою неотложною его любви до часа смертной разлуки, в чем и получил желаемый успех.

По совершении же бракосочетания первоначально жили мы во всяком между собой согласии и взаимной любви, которая, однако ж, продолжалась не более двух с половиною лет, а потом, к нещастию моему, заметила я в поведении мужа моего неодобрительные поступки, между прочим, нарушающие со стороны его и брачное ложе, но всегда старалась при всем моем угождении с душевными и прочими ласками отвратить его от оных и тем склонить по прежнему на свою сторону. Но на конец усильные мои просьбы произвели в нем не раскаяние и обращение с пути совращения, а возбудили в любви его ко мне хладнокровие, а потом и совершенное отвращение от оной.

При все том муж мой во избежание народного стыда, самим же им навлеченного, стараясь всеми мерами оправдать поступок свой, и в поддержание своего самолюбия просит духовное правительство о учении со мной в разрушение бракосочетания надлежащей разводной. Все сие есть такое сердечное мучение!
 
Ваше Императорское Величество! Всемилостивейшая Государыня! Нещастная питомица Вашего Величества, не имеющая ни руководителя, ни покровителя, чувствуя прежде на всех излитые Ваши благодеяния, а потом из праха ничтожества при всем своем отчаянии приемлю дерзновение повергнуться к стопам Вашего Величества и всеподданнейше просить воззрить на горе мое сжалиться на нещастное мое положение, осушить невольно текущие мои слезы. Удостойте в средоточие молодости моей ощутить сладостие благоденствия и силою свыше дарованной власти в предпринятом намерении мужа моего учинить преграду и кому следует повелеть от разрушения бракосочетания нашего посредством разводной остановиться, а, напротив, приказать, дабы он исполнил в точности Всевышним творцом порядок и соблюл обещание свое.

Осмеливаюсь на все сие ожидать милостивой Вашего Императорского Величества резолюции.

Верноподданная Архангельского 3-ей гильдии купецкого сына Ксанфия Петрова Иванова жена Татьяна Иванова дочь. Мая 23 дня 1824 года. Архангельск".

Не прошло и месяца, как это прошение вернулось, причем с письменным поручением военному губернатору Миницкому "оказать покровительство и защиту" Ивановой. В том, что императрица откликнулась на просьбу, нет ничего удивительного, ибо она не хуже просительницы знала, что такое супружеская неверность.

К сожалению, сведений о том, как исполнил монаршью волю губернатор, не сохранилось. Тем не менее сам факт, что ему, безусловно, пришлось заняться семейными проблемами Ивановых, говорит о том, что любящая женщина способна на самые отчаянные поступки.

                           Статья была опубликована в газете "Правда Севера" 4.01.2002 г.